Музыка эмбиент – это звуковые пейзажи с терапевтическим эффектом

Музыка эмбиент – это звуковые пейзажи с терапевтическим эффектом

Доктор Оливер Сакс писал: «За сорок лет медицинской практики я обнаружил лишь два типа нефармацевтической "терапии", жизненно важной для пациентов с хроническими неврологическими заболеваниями. Это музыка и сады». Такое заключение, может быть, никого и не удивит, поскольку исходит от столь оригинального мыслителя, как Сакс. Но удивительно то, что значительное количество традиционных научных исследований точно так же связывают музыку и психическое здоровье.

Шестьдесят лет назад, когда Сакс ещё только изучал медицину, джазовый композитор и лидер авангардной группы Сан Ра (Sun Ra) имел опыт, созвучный заявлению нейропсихолога, когда играл для пациентов в психиатрической больнице. Женщина с кататоническим синдромом, которая не говорила в течение многих лет, встала и сказала: «Вы называете это музыкой?» Тот концерт, заказанный его менеджером, представлял собой небольшой эксперимент в альтернативной медицине, а не серьёзный предмет изучения среди врачей и неврологов.

Как всё изменилось за последние полвека

Несколько недавних исследований, например, связали игру на барабанах, самую древнюю и самую универсальную форму музицирования, с уменьшением тревожности, облегчением боли, улучшением настроения и повышением навыков обучения у детей с аутизмом. Как показал ряд исследований, прослушивание и воспроизведение джаза и других видов музыки с синкопированием способствует творчеству, повышению математических навыков и поддержанию умственного и эмоционального благополучия.

А что можно сказать об эмбиентной музыке, жанре, часто характеризующемся отсутствием синкопа? Его почти всегда используют в качестве фоновой музыки в записях для управляемой медитации и снижения стресса, в размеренных, расслабляющих видеороликах йоги и в тысячах видео на YouTube, посвящённых популяризации способствующих снижению стресса частот и стереоэффектов. Создаётся впечатление, что эмбиент специально создали для борьбы с напряжением и недомоганием, и в некотором смысле так и есть.

Брайан Ино, артист, давший название жанру и часто упоминаемый как его создатель, написал в примечаниях к вкладышу альбома 1978-го года «Эмбиент 1: Музыка для аэропортов» (Ambient 1: Music for Airports): «[эта запись] предназначена для достижения спокойствия и пространства, чтобы думать». Вне зависимости от того, хотел ли он сделать научное заявление или это всего лишь художественное изложение цели, исследование подтвердило заключения Ино о благотворных эффектах долгой, медленной, обволакивающей музыки.

Помощник редактора YouTube канала Noisey Райан Бассил, давний страдалец от тревожности и панических атак, на собственном опыте обнаружил, что это утверждение верно. Он рассказывает об этом в видео ниже. Музыка таких эмбиент-композиторов, как Брайан Ино, Уильям Басински и Кристиан Феннеш, помогала ему «заземляться» в моменты обострения тревожности, возвращая его к сенсорному контакту с настоящим.

Когда Бассил решил докопаться до причин, по которым эмбиент оказывал такое успокаивающее воздействие на его перевозбуждённую нервную систему, он обнаружил исследования артиста и учёного Люка Яанисте. Тот описал «режим эмбиент» как «всеобъемлющее и всеохватывающее поле без каких-либо приоритетов на переднем плане и фоне». Бассил пишет, что погружение в это пространство «способно помочь слушателю отложить в сторону то, что у него на уме, и использовать свои чувства, чтобы сосредоточиться на своём окружении».

Мы не можем – и не должны – обращаться к музыке как к полезному инструменту, но эмбиент особенно хорошо проявил себя при лечении серьёзных неврологических и психологических состояний. Судебный психиатр доктор Джон Талли из Лондонского института психиатрии, психологии и неврологии прослеживает эту форму вплоть до Баха и Шопена, особенно останавливается на творчестве Эрика Сати. Он первым придумал авангардный жанр «фоновой» музыки ещё в 1916 году и не имел никаких сомнений по поводу того, что музыка служит специальной цели.

Эмбиент развивался, менялся, обрастал поджанрами по мере того, как классические, авангардные минималисты и электронные музыканты писали композиции для самых разных аудиторий. Но вне зависимости от намерений и пролегания жанровых границ, все виды ненавязчивой, инструментальной музыки имеют терапевтическую мощь не только для уменьшения тревожности, но и для облегчения болей у пациентов с хирургическим вмешательством и снижения возбуждение у страдающих деменцией.

Выступая со своей группой Darkroom в отделении интенсивной терапии в больнице Университетского колледжа Лондона, писатель и психолог Чарлз Фёрнихоу обнаружил, что эмбиентная музыка несёт значительную пользу пациентам, оказавшимся в том, что он называет «пригородом ада»: в отделении реанимации и интенсивной терапии. Пребывание в таких местах тесно связано с более поздним посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) и тем, что называется «ОРИТ психоз» (психоз от пребывания в отделении реанимации и интенсивной терапии). Главным виновником оказывается седация. Но музыка, особенно эмбиент, возвращала пациентов к самим себе, о чём пишут в статье на Aeon.

Вряд ли наука готова ответить на вопросы, как и почему эмбиент действует именно так, а не иначе. Где Фёрнихоу обнаружил, что пациенты извлекают пользу из отсутствия предсказуемости и способности «избежать настоящего момента», исследования и опыт Бассила выявили противоположное – чувство безопасной предсказуемости и повышенного сенсорного осознания.

Физиологические реакции будут варьироваться от человека к человеку, как и их вкусы. «Лёгкое звучание для одного может оказаться слуховым ядом для другого», – признаёт Фёрнихоу. Но для значительного числа людей, страдающих тяжёлой тревогой и травмой, размеренные, минималистские, бессловесные звуковые ландшафты обволакивающей музыки эмбиент эффективнее любых препаратов.

По материалам Оpen Culture.
Превью: кадр из фильма «Это очень забавная история» (It’s A Kind Of A Funny Story, 2010).

Смотрите также:

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.