Своё первое мощное переживание, подтолкнувшее фотографа к жанру портрета и его переосмыслению, Уолтер Шелс описывает так: «Отправившись в больницу, чтобы снять репортаж для журнала «Eltern», я впервые увидел лицо новорожденного ребёнка. Но это было не безликое существо; у него было немолодое умудрённое лицо, уже наделённое опытом». Эта встреча предопределила два магистральных направления в творчестве мастера – внимательное отношение к лицам и к людям, переживающим некие экстремальные ситуации.

Анри Картье-Брессон характеризовал Марка Рибу, как «прирождённого геометра, у которого глаз, как компас» – нужны ли после этого дополнительные рекомендации? Впрочем, снимки мастера говорят за себя лучше иных славословий – многие из них стали иллюстрациями в учебниках по фотожурналистике. Шестьдесят лет через объектив камеры французского фотографа весь мир следил за самыми важными, порой недоступными для широкой общественности событиями.

Эдуард Буба (реже употребляют Бубат) родился в Париже в 1923 году. С началом немецкой оккупации Эдуард, как и многие его соотечественники, был отправлен в Германию на принудительные работы. Может быть, именно несправедливость и жестокость, которым стал свидетелем молодой Буба, определили его творческий вектор, а именно – нежелание преумножать страдания, запечатлевая их на плёнку. Трудившийся в типографии, прежде чем стать фотографом, Эдуард сделал свой первый снимок лишь после окончания Второй Мировой войны – в 1946 году и уже год спустя стал лауреатом премии от компании «Kodak», что способствовало его быстрому профессиональному росту, открыв перед молодым фотографом новые творческие горизонты.

Анри Картье-Брессон из тех, чьё имя вспоминают первым делом, говоря о людях, заставивших мир воспринимать документальную фотографию как жанр искусства. Его считают своим учителем несколько поколений фотографов, по сей день работы мастера не потеряли актуальности, оставаясь неким эталоном качества. «Решающий момент» – статья, в которой Картье-Брессон блестяще сформулировал свои принципы и объяснил своё видение фотографии, которая, даже будучи написанной человеком из «эпохи плёнки» остаётся актуальной и в наш цифровой век.

Время, в которое мы живём, помимо очевидных вызовов, таких как загрязнение окружающей среды, пресловутое «шестое вымирание» и глобальное потепление, ставит перед человечеством вопросы не столь очевидные. Продолжительность человеческой жизни, подстёгиваемая прогрессом, неуклонно растёт, что требует новых решений: от реформирования повседневной морали, до новых решений в урбанистике. Частичным ответом на подобные вопросы стало появления Sun City или же Города Солнца, где нет жителей моложе 55 лет.

Райнер Ридлер – австрийский фотограф, круг интересов которого невероятно широк: он не придерживается строго ограниченных тем, ведь его интересует в первую очередь человек во всех возможных проявлениях. Лень, сексуальность, досуг, работа – по мнению Ридлера определяют человека, выделяют его на фоне монолитного социума. При этом выбранные фотографом темы раскрывают людей максимально гротескно, как бы возводя любые их устремления в абсолют.

Становление Джуди Дейтер, как фотографа, пришлось на конец 1960-х годов – самый расцвет феминистического движения в США. Её по праву нужно считать, если не продолжательницей, то наследницей таких знаменитых женщин-фотографов, как Диана Арбус, Имоджен Каннингем, Джулия Маргарет Кэмерон и других классиков. Совершенно неслучайно, что множество её фотографий можно назвать феминистическими, хотя Дейтер скорее добивалась другого эффекта – она исследовала природу женственности, позволяя женскому телу и визуальным образам говорить самим за себя, переводя вопрос из политической и нравственной сфер в эстетические и философские категории.

Часто, документируя советскую эпоху и первые годы независимости бывших союзных республик, фотографы не могут удержаться от передёргиваний. Одни рисуют идиллическую картинку, которая не то чтобы лжива – просто объектив фотокамеры смотрит туда, где всё и вправду хорошо. Другие, пытаясь опровергнуть очевидную однобокость подобного взгляда, создают однобокость иного рода, старательно выискивая изъяны и язвы, которыми, положа руку на сердце, полна любая эпоха. Обе эти точки взгляда, выражая часть правды, каждая в своей пропорции, остаются, тем не менее, неполными. Фотографии Валерия Щеколдина если не являются неким взвешенным идеальным взглядом на непростые времена нашей истории, то пытаются представить зрителю третью точку зрения.

Сейчас, когда цветная камера с многократным зумом встроена в каждый телефон, кажется совершенно невероятным, что цветная фотография вошла в широкое использование профессиональными художниками самых технически развитых стран лишь в 1970-е годы. Много лет до и долгие годы спустя чёрно-белое фото считалось признаком элитарности и, быть может, это длилось бы дольше, если бы не фотографии человека, которого называют «отцом цветной фотографии» – Уильяма Эгглстона.

Этого фотографа из Брюсселя разочаровала идеальность цифровой фотографии, и она начала снимать полароиды, оценив их совершенное несовершенство. Свои снимки Кирстен Тис ван ден Ауденарде создаёт преимущественно в излюбленном жанре – художественной ню фотографии. А техника и фотоматериалы уподобляют их мечтательным и сновидческим картинкам.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.