Свои чёрно-белые фотографии Шаллер снимал на улицах многих городов – от Лондона до Нью-Йорка. Его основной интерес связан с человеком, тем, как он незначителен в современном мире и как часто в нём может затеряться.

Его называют «пионером», «королём» и «крёстным отцом» фотографии кошек. Уолтер Чандоха заслужил такие звания тем, что за 75-летнюю карьеру сделал более 90 000 кошачьих снимков, которые печатались в журналах Life и National Geographic, красовались на банках с мириадами марок кошачьего корма, выпускались в календарях и книгах. А началось всё зимней ночью в конце 1940-х, когда Чандоха подобрал на улице бездомного котёнка.

Имя фотографа известно далеко не всем, но сложно найти человека, не знакомого с его работами. Деннис Сток запечатлел задумчивую Одри Хепбёрн в окне автомобиля, Луи Армстронга за кулисами на концерте в нижнем белье, играющего джаз Майлза Дэвиса среди дыма ночного клуба и ещё многих актёров и музыкантов, а также контркультуру байкеров и калифорнийских хиппи в 1960-х годах.

Израильский фотограф Гай Коэн с таким вниманием относится к свету и тени, что рождается магия, оживляющая неодушевлённые предметы. В его снимках, кажется, деревья что-то нашёптывают путнику, фонари склонились и готовы двинуться вслед за велосипедистом, а тени прохожих буквально живут своей жизнью.

Уже два десятилетия посредством фотографии Виктор Кобо исследует теневые закоулки человеческой психики. Его работы убедительно сочетают документальность и постановочность сцен, обращаясь к извечным загадкам жизни и смерти, погибели и спасения, психологической травмы и сексуальных отношений.

Её фотографии так художественны и своеобразны, что в них не сразу угадывается работа на заказ для домов моды и ведущих журналов. И «Женщин в лесу», и задворки величия «Непарадного Версаля», и «Купальни», и множество других редакционных и модных фотосерий она снимала словно через запотевшее стекло, с налётом вуайеризма и сюрреализма. Совершенно независимая, немного загадочная Дебора Турбевилль делала расфокусированные, зернистые снимки, в которых девушки не были похожи на моделей, а обстановка полностью отличалась от локаций, в которых снимали другие фотографы.

Однажды он признался, что «любил отсутствие потребности в техническом совершенстве». Искренние эмоции и настроения составляли ключевой элемент его работы – меньше техники и больше художества. При этом Терстон Хопкинс сделал себе имя как один из самых важных британских послевоенных фотожурналистов.

Работы Берта Харди известны во всём мире. На посту ведущего фотокорреспондента журнала Picture Post он снимал всё – от военных репортажей и свадьбы британских монархов до велогонок «Тур де Франс». Но интереснее и памятнее его послевоенные фотографии, в которых запечатлелись спонтанность и полнота чувств, невообразимая романтика и социальная правда. Будучи гением раскрытия характеров, он изображал людей как персонажей. Эстетика работ Берта Харди позволяет назвать его Диккенсом с фотоаппаратом.

В работах Иэна Уэлдона не найти ни вымученных улыбок, ни сентиментальщины, потому что его снимки не похожи на традиционные свадебные фотографии. Уэлдон применяет документальный подход к съёмке и запечатлевает то, каков на самом деле этот важный день, включая глажку платья в последний момент и папины танцы.

На протяжении пяти десятилетий Чанг Чао-Танг помогал формировать фотографическую культуру своей родины. Теперь его называют мастером сюрреализма и гигантом тайваньской фотографии, а работу описывают как пророческое и модернистское отражение абсурдной реальности. Но Чанг прежде всего – уличный фотограф, в подходе которого лежит синтез западного сюрреализма и экзистенциализма с китайской философией.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.