«В ежедневной суете на мгновение затаись и чувствуй.»

Когда деревья были большими, мы плели венки из одуванчиков, клеили слюной лепестки цветов, воображая, что это маникюр, подбирали выпавших птенцов, бродячих котов и тащили домой, мы знали, какой на вкус дождь, понимали язык трав, впадали в счастливое ликование. Мы были маленькими, но мудрыми, потому что умели проникать в суть вещей, заглядывать в самую глубь себя.

Он начал карьеру военным фотографом в годы Второй мировой. Боевые действия и послевоенная разруха настолько потрясли Ааронса, что он принял решение снимать всю оставшуюся жизнь только красоту. «Фотографировать привлекательных людей, делающих привлекательные вещи в привлекательных местах» – так он сформулировал своё новое кредо и следовал ему до конца 1980 годов.

Браун говорит, что больше похож на гончара или художника, чем на фотографа, учитывая сложный метод, которым он создаёт изображения. В ход идёт старинная фотокамера и мокрый коллодионный процесс, для которого негативы необходимо обрабатывать на месте. Зато, когда ему удаётся достичь изящного взаимодействия композиции и техники, на свет является редкая или даже невиданная красота светотени. У такого фототворчества есть цель, выходящая за рамки визуальной отрады. Фотограф стремится показать зрителю вневременье, одновременное существование прошлого, настоящего и будущего.

Фрэнк Де Малдер известен как один из наиболее выдающихся профессионалов в жанре эротической и ню фотографии. Его работы украшают Playboy, FHM, Maxim и Elle; принты используются в рекламных кампаниях и раскупаются коллекционерами художественной фотографии по всему миру.

Работы бельгийского фотографа больше похожи на картины и входят в число важных коллекций и антологий по истории фотографии, а сам автор заслужил звание гения света и мастера пикториализма. На протяжении карьеры он использовал различные процессы и методы, но всегда придерживался убеждения: «Объект – ничто, свет – всё».

Судьбы венгерского художника Тивадара Костки Чонтвари и голландского живописца Винсента Ван Гога словно зеркалят друг друга. Оба родились в 1853 году. В двадцать семь лет Ван Гог прекращает службу проповедником и принимает решение посвятить себя живописи. Чонтвари, почти синхронно, работая в аптеке, переживает видение, незримый голос говорит ему: ты станешь художником и превзойдешь самого Рафаэля. В 1890-м Ван Гог уходит из жизни. Почти в это же время, скопив капитал для возможности странствовать и обучаться живописи, Чонтвари оставляет аптечное дело и посвящает себя искусству. Оба художника фактически были самоучками, оба потратили на обучение в академической манере около года, но по своей воле его бросили. Оба отказались от классических канонов и писали по велению сердца. Оба умерли непризнанными, в одиночестве и нищете. Картины обоих художников в наше время уходят с молотка за миллионы евро. Оба доказали, что известность – совсем не то же, что и бессмертие. Разница лишь в том, что о жизни Ван Гога мы знаем многое, о жизни Чонтвари почти ничего.

Времена и техника меняются, но подход Сильвии Плачи к фотографии остаётся неизменным. Она не любит разговаривать, когда снимает. За полувековую карьеру не завела себе никаких помощников, выходя на улицы, по-прежнему кладёт в сумку несколько фотокамер, с цветной и чёрно-белой плёнкой. Для неё фотоаппарат в руках – как зеркало души.

Бернстайн из числа немногих современных фотографов, ищущих альтернативные методы создания своеобразного и сугубо личного визуального ландшафта без цифровых манипуляций. При этом работы автора универсально понятны и близки зрителю. Чтобы добиться задуманного эффекта в снимках, – отобразить свои сновиденческие сюжеты – она снимает исключительно на самодельные плёночные фотокамеры, от чего результаты в основном непредсказуемы и неповторимы.

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Доступно в Google Play

Z

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.