Меню

Философия «оптимистичного нигилизма» или как обрести смысл жизни в бессмысленной Вселенной

Философия «оптимистичного нигилизма» или как обрести смысл жизни в бессмысленной Вселенной

Существует мнение, согласно которому всеми человеческими делами правит всемогущий Бог Творец, Отец наш небесный, и ничто не может произойти без его ведома и согласия. В гораздо более свежих суждениях появилась версия, что мы обитаем в невообразимо сложном компьютерном симуляторе, в котором всё – в том числе, и мы сами – создано всемогущими программистами. Первый сценарий поддерживают миллионы людей, а второй... разве что небольшая группа техно-футуристов вроде тех, что в Кремниевой долине. Но в любом случае, неизбежно возникает вопрос: существует ли такая штука, как истинная свобода? Идея о том, что свободная воля и ответственность за свою жизнь – это иллюзия, не давала покоя философам как минимум последних пару тысяч лет.

Но с экзистенциалистской точки зрения истинный ужас заключается не в том, что у нас возможно слишком мало свободы, а в том, что её у нас может быть слишком много. Что на самом деле мы можем обладать полной свободой, как сознательные существа, появившиеся во Вселенной непрошено и случайно, по ошибке, и способные сами для себя определять, какую форму и направление примет наше существование.

Таковы были ранние взгляды Жана-Поля Сартра. «Мы остались одни, без оправданий», – чётко написал философ в своём эссе 1946 года «Экзистенциализм – это гуманизм». «Это то, что я имею в виду, когда говорю, что человек осуждён на свободу». Свобода – это бремя; без богов, без дьяволов или инженеров-программистов, виновных в наших действиях или любом заранее определённом курсе действий. Каждый из нас в одиночку несёт полную ответственность за свою жизнь и свой выбор.

Простившись с утешительным заблуждением, будто бы человечество – центр Вселенной, осознав, что жизнь наша коротка и лишена заранее определённой цели, мы приходим к экзистенциальному ужасу. Канал Kurzgesagt предлагает справляться с ним с помощью философии «оптимистичного нигилизма», о чём рассказывает в своём новом видео «Optimistic Nihilism». Ниже расшифровка.

«Человеческое существование пугает и сбивает с толку. Несколько сотен тысяч лет назад мы стали разумными, и поняли, что мир вокруг странный. Он был наполнен другими созданиями. Некоторых можно съесть. Некоторые могут съесть нас. Там была жидкая штука, которую мы могли пить, вещи, с помощью которых мы могли сделать другие вещи. В дневном небе висел маленький жёлтый шарик, согревавший нашу кожу. Ночное небо заполняли красивые огоньки. Очевидно, это место было сделано для нас.

Что-то наблюдало за нами. Мы были дома. Из-за этого было не так страшно и непонятно. Но чем старше мы становились, тем больше узнавали о мире и нас самих. Мы поняли, что чудесные огоньки чудесно сияют не для нас. Они просто есть. Мы поняли, что мы не центр того, что сейчас называем «Вселенной», и что она гораздо старше, чем мы думали.

Мы поняли, что мы сделаны из множества маленьких мёртвых штуковин, из которых получаются не мёртвые большие штуковины. И что мы всего лишь очередная временная ступень истории, продолжающейся уже миллиард лет.

В целом мы поняли, что живём на влажном кусочке пыли, вращающемся вокруг звезды средних размеров в тихом районе одного из спиральных рукавов галактики средних размеров, которая является частью галактической группы, которую мы никогда не покинем. И эта группа всего лишь одна из тысяч, вместе формирующих галактический суперкластер. Но даже наш суперкластер всего лишь один из тысяч, из которых состоит так называемая «Наблюдаемая Вселенная».

Вселенная может быть в миллионы раз больше, но мы никогда этого не узнаем. Мы можем говорить о двухстах миллиардах галактик или о триллионах звёзд или о базиллионе планет. Но эти числа ничего не значат. Наш мозг не может справиться с этими концепциями. Вселенная слишком велика. Её чересчур много.

Но размер – не самая затруднительная концепция, с которой нам приходится сталкиваться. Это время. А если точнее, сколько у нас его имеется. Если вам повезёт дожить до ста лет, в вашем распоряжении есть 5200 недель. Если сейчас вам 25, то у вас осталось 3900 недель. Если вы умрёте в 70, то у вас осталось 2340 недель. Времени достаточно, но не так уж и много. И что дальше? Ваши биологические процессы разрушатся и активная модель (то есть вы) перестанет быть такой уж активной. Она раствориться пока «вас» не останется.

Некоторые верят, что в нас есть часть, которую мы не можем увидеть или измерить. Но мы никак этого не узнаем. Эта жизнь может быть всем, что у нас есть. И может так получиться, что мы останемся мёртвыми навсегда. На самом деле, это не так страшно, как звучит. Если вы не помните 13 750 000 000 лет, прошедших до вашего существования, значит триллионы, триллионы и триллионы последующих лет пролетят незаметно, как только вы умрёте.

Закройте глаза. Посчитайте до одного. Вы почувствовали вечность. И, насколько мы знаем, в конце концов, сама Вселенная умрёт и ничего никогда больше не поменяется.

Наши видео вызывают экзистенциальный ужас у многих людей и последняя пара минут вряд ли помогла. Так что мы хотим предложить другую точку зрения. Ненаучную и субъективную. Философию Kurzgesagt, если хотите. Пожалуйста, не принимайте наши слова на веру. Мы знаем о человеческом существовании столько же, сколько и вы. Мы относимся к экзистенциальному ужасу с «оптимистичным нигилизмом». Что мы имеем в виду? Если обобщить, то вряд ли 200 триллионов триллионов звёзд были созданы для нас. Это похоже на жестокую шутку мироздания – мы обрели сознание только для того, чтобы понять, что эта история не про нас. Конечно, классно знать об электронах и митохондриях. Однако наука ничего не делает, чтобы нас воодушевить. Ок, и что дальше?

В жизни у вас есть всего одна попытка, что немного пугает, но в тоже время освобождает. Если Вселенная погибнет «теплосмертью», любые унижения когда-либо перенесённые вами будут забыты, все ошибки не будут ничего значить, всё то плохое, что вы сделали, исчезнет.

Если наша жизнь – всё, что нам дано испытать, значит это единственное, что по-настоящему имеет значение. Если во Вселенной нет правил, значит, мы сами можем создавать эти правила. Если у Вселенной нет цели, значит, мы сами можем её диктовать.

В какой-то момент люди обязательно прекратят своё существование. Но пока этого не случилось, мы можем исследовать себя и мир вокруг. У нас есть возможность чувствовать, наслаждаться едой, книгами, рассветом и друг другом. Сам факт, что мы можем даже думать об этом, уже невероятен.

Достаточно легко считать себя отделёнными от всего, но это неправда. Мы такая же часть Вселенной, как и нейтронная звезда или чёрная дыра, или туманность. Даже лучше, мы её думающая и ощущающая часть. Орган чувств Вселенной.

Мы невероятно свободны на детской площадке размером с Вселенную. Так что мы можем стремиться быть счастливыми и попытаться создать утопию среди звёзд. Не то чтобы мы узнали всё что можно узнать. Мы не знаем, почему правила Вселенной такие, какие они есть. Как возникла жизнь? Что такое жизнь? Мы не знаем, что такое сознание, и одни ли мы во Вселенной. Но мы можем попробовать найти ответы.

Есть миллиарды звёзд, которые мы можем посетить, болезней, которые нужно излечить, людей, которым можно помочь, счастливых чувств, которые нужно ощутить, и видеоигр, которые нужно закончить. Можно столько всего сделать!

Подводя итоги: Вы, скорее всего, потратили довольно большую часть отпущенного вам времени. Если это наша единственная возможность побыть живыми, значит, нет никаких причин, по которым мы не можем веселиться и жить настолько счастливо, насколько возможно. Бонусные очки, если вы сделаете жизнь других людей лучше. Больше бонусных очков, если вы поможете построить галактическую человеческую империю. Делайте то, что вам нравится. Вы сами выбираете, что это значит для вас».

Озвученная в видео мысль о том, что у Вселенной нет цели, и мы сами можем её диктовать, опять-таки созвучна Сартру. Практически то же самое он выразил в теории «атеистического экзистенциализма», добавив: «Реальность лишь в действии.... человек есть не что иное, как его цель, он существует лишь постольку, поскольку реализует себя». Сартр писал, что мы не только определяем свою цель, но и должны это сделать, а иначе вообще нельзя говорить о существовании.

В этой пугающей радикальной свободе Сартр увидел элементарную возможность: сделать себя таким, каким хочешь быть. Но эта головокружительная перспектива может откинуть нас обратно к заготовленным утешительным иллюзиям смысла и цели. Насколько страшно принять для себя тот факт, что цели во всей Вселенной нет?

В конце концов, чтобы придать существованию смысл, Сартр обратился к ортодоксальному марксизму, ставящим во главу угла зависимость от неопровержимых фактов материального положения, а не от безграничных абстракций разума.

Возможно, мы свободны, как минимум, для того, чтобы принять мировоззрение, которое развеет наш экзистенциальный ужас. Мы также вольны принять идеи марксиста Антонио Грамши, который признался в чём-то вроде собственного «оптимистичного нигилизма». Только он назвал его «пессимизмом интеллекта» и «оптимизмом воли». Этот подход признаёт суровые социальные и материальные ограничения, на которые нас обрекает наше короткое, часто многострадальное, казалось бы, бессмысленное существование в этом материальном мире, которое, тем не менее, стремится к невозможным идеалам.

Превью: Владимир Антощенков.

По материалам статьи доктор философии Джоша Джонса.


 

Смотрите также:

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.