Философия

Те из нас, кто интересуется философией, вольны читать и размышлять об идеях, которые привлекают, вне зависимости от того, насколько они размыты, маргинальны или немодны. Те же, кто не интересуется «любомудрием» (так дословно с греческого переводится «философия»), как раз могут увлечься, а с помощью этой визуализации даже разобраться в структуре философии с 1950-х годов до сегодняшнего дня.

Почему существует мир, почему в нём есть мы, почему вообще что-то есть вместо пустоты? Артур Шопенгауэр сказал, что те, кому неинтересен вопрос бытия, страдают слабоумием. Довольно категоричное заявление, но нас-то вопрос интересует, так ведь?

Счастье – это не состояние, если придерживаться взглядов мыслителя, это деятельность, говорит доктор философии Эдит Холл, и человеку просто нужно решиться стать счастливее. Издание The Guardian обозревает её новую книгу «Путь Аристотеля».

Жан Бодрийяр по-своему интерпретирует запрещенный научно-фантастический роман о мировом заговоре с целью уничтожения всех женщин, который в определенной степени напоминает «Гибель Титана» — пророческий роман о гибели «Титаника». Лишь за упоминание этого произведения философ неоднократно подвергался упрекам, а эту главу, также, как и главу «Не жалей Сараево!», даже требовали изъять из американского издания книги «Совершенное преступление».

Это не совсем оптимизм в духе «всё к лучшему», но и не совсем пессимизм. Это скорее мрачноватое фаталистическое упражнение, которое нравилось Фридриху Ницше и может когда-нибудь пригодиться каждому.

О том, как Достоевский стоял на эшафоте, Сартр был наркомановым эквивалентом Сверхчеловека, Кьеркегор публиковался под псевдонимами, чтобы уйти от ответственности, Ницше сошёл с ума, спасая лошадь, а Кафка писал отзывы о проститутках.

Иногда, столкнувшись с необычными идеями, люди реагируют фразой: «ты чем обкурился?» или «что ты принимал?». Такое часто предъявляют философам, отвергая их теории как бред. Но, честно говоря, мыслители иногда действительно принимают наркотики. Возьмём, к примеру, Жан-Поля Сартра, который освоил рацион основателя гонзо-журналистики Хантера С. Томпсона задолго до того, как тот отправился в Лас-Вегас на красном кабриолете, с чемоданчиком набитым кислотой, кокаином, мескалином и эфиром.

Эпиктет жил почти 2000 лет назад, но его учения по-прежнему вдохновляют. Несколько мыслей философа о том, что делает человека беспомощным рабом, об информации, принятии, традиционном мышлении, внимании и банальностях.

Академия Arzamas и журнал «Иностранная литература» в рамках совместного проекта опубликовали последние письма Фридриха Ницше в переводе Игоря Эбаноидзе. Они написаны в течение полутора лет (1887–1889), предшествовавших духовному слому и безумию философа.

«Протоблогер» Мишель Монтень о том, чем опасно бездумное коллекционирование информации, почему идея нашей оригинальности – это просто иллюзия, и каково универсальное качество ума, необходимое для формирования и восприятия идей. Моноклер проштудировал «Опыты».

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.