Берт Штерн (Bert Stern) - гениальный и непредсказуемый фотограф

Берт Штерн (Bert Stern) - гениальный и непредсказуемый фотограф

В начале 1960-х годов, Берт Штерн (Bert Stern) был одним из самых успешных, креативных и высокооплачиваемых фотографов того времени. Время его стремительной карьеры совпало с бурным развитием рекламы, золотого периода кинематографии и популярности джаза. Он создал знаковые портреты некоторых мировых знаменитостей. Среди звезд, которых сфотографировал Берт Штерн были Мэрилин Монро, Элизабет Тейлор, Льюис Армстронг и многие другие.

 

Мастер может похвастаться не только своими профессиональными успехами, но и личной жизнью. Штерн был женат на красивейшей танцовщице Аллегре Кент, с которой у него родилось трое детей.

В конце шестидесятых годов он открыл собственную фотостудию, которая по тем меркам, была пределом мечтаний каждого, даже очень успешного фотографа. Именно на этой студии он сделал множество фотографий для престижных клиентов из редакционных и рекламных компаний. Работа в студии кипела семь дней в неделю, так как заказов было очень много. Однако, не смотря на свой успех, Берт не поставил съемку исключительно на коммерческую основу, оставляя место для интересных, креативных и эксцентричных фотографических проектов.

Изнурительная работа и постоянные стрессы сыграли с фотографом злую шутку, в результате чего Берт Штерн подсел на амфетамины. Вскоре он был госпитализирован, его брак рухнул и карьера пошла под откос. Сломленный и отчаянный Штерн покинул Нью-Йорк, отправившись в Испанию. На тот момент, фотохудожник потерял практически все...

Совсем недавно, был создан документальный фильм о жизни и творчестве выдающегося фотографа Берта Штерна, под названием – «Bert Stern: Original Mad Man». В фильме Штерн рассказывает о главной страсти своей жизни – женщинах и фотографии.

Штерн вырос в Бруклине. В возрасте 16 лет он начал работать в журнале "Look". "Я любил эту работу", - говорит он, - но его предназначение заключалось в чем-то большем.

В «LOOK» он встретил Стэнли Кубрика, молодого штатного фотографа журнала. Штерна и Кубрика связывало нечто общее - "взаимная заинтересованность в красивых женщинах", именно это и способствовало их тесной и прочной дружбе. Так же он был знаком с арт-директором Хершалом Брамсоном (Hershal Bramson) и, хотя, формально, у него не было образования и опыта работы в сфере дизайна, он все-таки стал его помощником.

Неплохо зарекомендовав себя в качестве дизайнера, Штерн стал арт-директором в журнале «Mayfair». В это же время его друг Хершал Брамсон работал арт-директором в «Flair».

Во время работы в «Mayfair» Берт увлекся фотографией. Он купил камеру, научился проявлять пленку и делать снимки.

"Так как я был арт-директором журнала, я полагал, что у меня есть право фотографировать, в результате я стал еще и фотографом".

Стремительное развитие карьеры молодого фотографа, было прервано началом Корейской войны. В 1951 году он был призван в армию США. Но Штерн так никогда и не видел войны в Корее. По рекомендации старого друга, который уже жил и работал в Токио, Берт Штерн был направлен в Японию, работать фотографом в департаменте. Там он научился пользоваться пленочной камерой, делая снимки и ролики для армии.

После завершения службы в конце войны, Штерн был не уверен в том, что ему стоит продолжать работать фотографом. «Flair» закрыли, и Брамсон теперь работал в небольшом рекламном агентстве Lawrence C. Gumbinner. Он пригласил Штерна поэкспериментировать с ним, создавая рекламу для водки «Smirnoff». Компания хотела, отказаться от идеи рисованного логотипа и использовать фотографию. Штерн сделал несколько пробных кадров для макета, которые впоследствии были одобрены. И, когда Ирвинг Пенн отказался от работы, кандидатура Штерна была одобрена, а он сам неплохо подзаработал на данном проекте.

"Я купил новую машину и отправился колесить по белым пескам пустыни в Нью-Мексико".

1Первая фотография Штерна для «Smirnoff» получила премию. Его фотографическая карьера началась.

"Мне понравилась реклама. Это был способ экспериментировать и пробовать разные идеи. Мы старались делать снимки, которые раньше никогда не видели в рекламных объявлениях".

Гуляя по 5-й авеню со стаканом Martini в руках, Штерн искал вдохновения, тогда-то он и заметил отражение, создаваемое окнами отеля Plaza, которое, как при искажении линзой оказалось перевернутым.  "Тогда ко мне пришла идея, сфотографировать пирамиды в Гизе «вверх ногами», благодаря их перевернутому отражению, - но для этого я должен был лететь в Египет".

Фотография пирамиды является символом новаторской работы Штерна и творческого взрыва, который произвела реклама в конце 1950-х и начале 1960-х годов.

xxbert eygptЭлеонора Мостел © Студия Берта Штерна. Берт Штерн, Египет, 1955

 

В 1962 году он начал фотографировать знаменитостей для рекламы и афиш. Однажды раздался звонок из Twentieth Century Fox, и Штерна пригласили сфотографировать Элизабет Тейлор на съемках фильма «Клеопатра» в Риме. Берту была предоставлена свобода делать все, что он захочет. "Я не делал серию фотографий", сказал он в интервью "TIME". "Я всегда любил снимать портреты, и на тот момент у меня уже был опыт в подобных съемках. К тому же, я уже фотографировал Ричарда Бертона, который играл Марка Анотония, в своей студии в Нью-Йорке. У них начался [Тейлор и Бартон] роман. Я подружился с этими ребятами, мы часто общались, и мне было гораздо интереснее делать более откровенные и искренние фотографии в работе с ними ".

2Элизабет Тейлор, 1962

Для Штерна, занятие фотографией всегда было чем-то вроде занятия любовью - интенсивное, эмоциональное и чувственное. "Я был влюблен в каждого, кого фотографировал", говорит он сегодня.

Примерно в то же время, как Штерн фотографировал Клеопатру, ему позвонили из редакции "Glamour" с предложением поработать. "Я действительно безумно хотел работать с "Vogue"", - говорит он. "Если бы я не снимал для "Glamour", я бы возможно никогда не попал в "Vogue"".

"В "Vogue" я подписал контракт, который предусматривал то, что у меня будет определенное количество страниц, где я могу делать все, что захочу. Тогда я подумал, что Мэрилин Монро никогда не фотографировалась для Vogue. Я не хотел делать fashion-съемку, не хотел, чтобы меня отправили в отдел аксессуаров и дали маленький чемодан с шарфами и ювелирными украшениями. Я планировал адаптировать для съемки один из люксовых номеров отеля Bel-Air Hotel ".

Как пишет сам Штерн: "Существовало два Берта Штерна. Один из них был Берт Штерн, которого обвиняли в хождении по лезвию бритвы ... Который женился на своей первой жене со скрещенными пальцами... Которому была назначена встреча с роковой блондинкой. Этот Берт Штерн готов был отдать все, что у него было ради той единственной ночи с Мэрилин Монро. Другой Берт Штерн - муж и отец, ну и, конечно же, фотограф, который планировал сделать кадр, заработать денег, вернуться домой к жене и ребенку, и жить долго и счастливо".

"В итоге я подготовил всё для съемки [в Bel-Air], когда все было готово, мы ждали мисс Монро, мне позвонили предупредить, что она прибыла. Я спустился вниз, что бы встретить её лично. Мы познакомились с Мэрилин по пути в номер. Она была одна, на ней был шарф, зеленые брюки и свитер. Я сказал ей: "Вы прекрасны", на что она ответила мне: "Хорошо, что вы это сказали ".

"[В номере] она осмотрелась и спросила про косметику. Я сказал, что особого макияжа нам не потребуется, и предложил немного подвести глаза. Она взяла один из шифоновых шарфов, которые там были, посмотрела [на него] и сказала: "Вы хотите сделать ню? " Так что это была ее идея". Фотографии создавались на протяжении 12-часовой фотосессии, которая продолжалась всю ночь до рассвета. "С ней было очень легко работать".

6

"Я принес пленку и показал её арт-директору, Александру Либерману, в "Vogue", которые счел их замечательными." Вскоре после этого у Штерна состоялся телефонный разговор, в котором Либерман говорил о том, что ему очень понравились фотографии, и он хотел бы, что бы фотограф продолжил работать в журнале, сделав Fashion-съемку.

Штерн вернулся в Лос-Анджелес и фотографировал Мэрилин еще два дня. На этот раз он работал не один, и съемка была более продуманная и запланированная, мастеру было трудно делать такие же спонтанные снимки, как в прошлый раз. Но однажды Мэрилин устав от переодеваний, попросила всех, кроме Штерна выйти из её комнаты, тогда, оставшись один на один с Монро он сделал те снимки, которые хотел. Изображения из этой серии остаются одними из самых знаковых и интимных портретов знаменитости из когда-либо сделанных.

xxmm-bert10© Берт Стерн. Берт Стерн и Мэрилин Монро, 1962

В этот раз Штерн сделал фотографии черно-белыми, в то время, как работы из предыдущего проекта для Vogue были цветными. "Они позвонили мне и попросили макеты фотографий," вспоминает Штерн. "Было что-то мистичное в этих снимках. В следующий понедельник она умерла".

Vogue послал фотографии Мэрилин на утверждение её людьми, это была не обычная практика, но для снимков Монро в редакции сделали исключение. "Многие из фотографий, были промаркированы, перечеркнуты маркером [те изображения, которые, по мнению критиков, не отражали ее индивидуальность]. С одной стороны, я понимал, зачем они это делают, но с другой я был не согласен, мне нравились многие из перечеркнутых фотографий. Тогда художественный руководитель Херб Лубакин (Herb Lubalin), узнав о забракованных кадрах, захотел использовать их в новом журнале «Eros», который тогда только создавался. После переговоров с людьми Мэрилин, он получил разрешение на их использование ".

12Одна из перечеркнутых фотографий Мэрилин Монро

В том же, 1962 году, свет также увидела "Лолита", созданная другом Штерна - Стэнли Кубриком. Он попросил Берта сделать несколько запоминающихся фотографий для фильма, которые в дальнейшем можно было бы использовать в рекламе. Тогда фотограф отправился на съемку 13-летней актрисы Сью Лайон и ее матери в магазине в Sag Harbor на восточном Лонг-Айленде. "Я вошел в магазин и увидел все эти забавные съемочные реквизиты – леденцы, солнцезащитные очки в форме сердца и прочее. Я не видел фильма, но я читал книгу Набокова, поэтому несколько идей для съемки у меня все таки было. Я всегда работаю со словами, которые потом становятся картинами ".

Казалось бы, ничего плохого со Штерном случиться не могло. "Я отлично проводил время. Вся жизнь в работе, и работа заняла всю мою жизнь". Но в конце шестидесятых годов все пошло наперекосяк.

Вот что пишет по этому поводу сам Штерн: "Шестидесятые годы оказались лучшими. Это было сумасшедшее десятилетие не только в жизни Америки, но и в моей. Это были годы музыкального автомата с громким звучанием, больших денег и нового бассейна, это было время троих детей, фантастического дома с лужайкой и садом, слуг, огромной библиотеки с Пикассо над дверью и поездки на самолете на Огненную Землю. Тогда в нашем дворе росли шикарные двухметровые розы, которые вырастила моя Аллегра, в то время пока я фотографировал Американских красавиц в Нью-Йорке ".

Его брак разрушился, так же как и его здоровье и богатство. "Я сломался. Я собрал все свое имущество в двадцати футовом контейнере и отправился в Испанию ". Его браку был нанесен непоправимый удар, но он вернулся в Нью-Йорк и приступил к работе, пытаясь восстановить свою жизнь.

Вдохновленный PDR (Physicians Desk Reference), он задумал создать книгу - сборник фотографий, среди которых были бы и те, что принесли ему всемирную славу, и простые натюрморты, которые раньше нигде не публиковались. Книга, количество проданных копий которой в данный момент составляет около 18 миллионов экземпляров, направила Штерна в нужное русло, и к концу 1970-х годов он снова фотографировал.

В 1982 году, в двадцатую годовщину смерти Монро, Штерн опубликовал последние фотографии Мэрилин, которые раньше никто никогда не видел. Vogue разместила фотографии Монро на 12 страницах, и на этот раз были включены некоторые из изображений, которые когда-то были забракованы.

Через год Штерна познакомили с 13-летней девушкой Shannah Laumeister, которую он фотографировал, затем спустя четыре года они встретились снова. За последние три десятилетия, они вместе создали множество хороших снимков и подружились. "Вся наша жизнь была связана с камерой и съемками. Мы много работали вместе и постепенно становились все ближе и ближе друг к другу", рассказала Laumeister редакции «TIME».

Шесть лет назад, Laumeister и Штерн поменялись ролями. Она начала документировать жизнь фотографа.

В результате фильм, «Bert Stern: Original Mad Man», является откровенным и показательным портретом фотографа – по словам Laumeister, это "несовершенное кино ... в характерах людей есть противоречивость. Мы все противоречивы. Когда включается камера, все невольно начинают позировать и притворяться".

Отношения Laumeister и Штерна – это отношения музы и мастера - это интимный и сложный момент, и фильм отражает это. "Я хотела, попытаться сохранить интимность данного фильма, я стремилась сделать его особенным. Он потрясающий человек, который создал гениальные фотографии. Он человек, у которого в свое время были и связи, и деньги, но он все равно таинственный и непонятный", - говорит Laumeister.

На выставке в Staley-Wise, куратором которой является Laumeister, будет представлено 50 фотографий Берта Штерна, дата начала совпадет с датой презентации фильма.

3Элизабет Тейлор и Ричард Бертон, 1962

4Ричард Бертон, 1961

5Мэрилин Монро, "Блестки" 1962

8Мэрилин Монро, 1962

9Мэрилин Монро, "Невеста" 1962

7Мэрилин Монро, Vogue, Черное платье. 1962

10Мэрилин Монро, "Перчатки" 1962

11Мэрилин Монро, "Последняя встреча" 1962

13"Лолита", Сью Лион, 1961

14Одри Хепберн, Париж. 1959

15Натали Вуд, 1964

16Рэй Чарльз, 1959

19Луи Армстронг и Берт Штерн, 1958

18Твигги, 1967

17Гэри Купер, 1960

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Комментарии
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.