Еще в школе нас учили не мямлить и избавляться от слов-паразитов — и вот лингвисты из Гарварда и Пенсильванского университета обнаружили менее очевидные, но не менее важные признаки неуверенности в речи. В журнале Aeon вышла полезная статья о том, как распознать чужие комплексы под маской самоуверенности и улучшить навыки самопрезентации. «Теории и практики» опубликовали основные тезисы.

Депрессия и суицидальные настроения обычно считаются не очень приятными и однозначно вредными явлениями. Однако возможно, что в них есть и польза — причем не только для конкретного человека, но и для всего вида в целом. О том, какую роль депрессия и самоубийства играют в эволюционном процессе, рассказывается в статье на сайте Nautilus. 

Стрессовые тренировки часто используют при подготовке астронавтов в НАСА или работников экстренных служб — так их учат не только выживать в сложных ситуациях, но и действовать при этом максимально эффективно. Психологи называют это прививкой стрессом. В феврале в издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга профессора Стэнфордского университета Келли Макгонигал «Хороший стресс как способ стать сильнее и лучше».

Некоторые синицы изучают окрестности кормушки, другие подлетают к окну и смотрят на меня, будто спрашивая: когда же наконец будет еда?! Я смотрю на них и мучаюсь угрызениями совести, потому что я совершенно не уверен, что еда будет, или что они получат свои излюбленные угощения.

Мы привыкли к тому, что нашим поведением управляет мозг, — но что управляет мозгом? Оказывается, порой безмолвные пассажиры-микробы норовят взять на себя управление. 

Профессор биологии и неврологии Стэнфордского университета Роберт Сапольски рассказывает, как у человека развивался метафорический язык, почему фигуры речи, сравнения и притчи имеют такую власть над нами и как слабая способность мозга к различению метафорического и буквального помогла нам создать искусство, научиться испытывать чужую боль и чувствовать себя запятнанными при совершении аморальных поступков.

Ложь — это замкнутый круг. Не только потому, что первая маленькая ложь тянет за собой другую, но и потому, что со временем мозг обманщика адаптируется ко лжи и перестает формировать по её поводу какие-либо эмоции. Подробнее об исследованиях и открытиях ученых в этой области рассказал научный журналист Саймон Дж. Макин на страницах Scientific American.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.