Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

В начале XX века иностранцам под страхом смерти был запрещён въезд в Тибет. Фотосъёмка также каралась смертной казнью. Двое молодых российских путешественников – бурят Гомбожаб Цыбиков и калмык Овше Норзунов – под видом буддийских паломников проникли в центральный Тибет и, рискуя быть обнаруженными, сделали ряд фотографий. После долгого и трудного путешествия снимки были доставлены в Россию, опубликованы в Санкт–Петербурге и Париже и, разумеется, произвели сенсацию.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Гомбожаб Цыбиков – бурятский интеллектуал, этнограф, исследователь буддизма, востоковед, политик, просветитель. Он родился в буддийской семье агинских бурят в тогда еще Забайкальской области в 1873 году. Сначала отец его прочил в буддийский монастырь, но потом он закончил приходскую школу с медалью и поступил в Томский Императорский университет на медицину, но знаменитый тогда придворный тибетский врач и востоковед Пётр Бадмаев, тоже бурят, уговорил его на стипендию поехать учиться на Восточный факультет Санкт-Петербургского университета, который, хоть его и лишили стипендии за отказ перейти в православие, закончил с отличием.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Талантливого студента заметили в «Особенной канцелярии» – службе внешней разведки. Весной 1898 года Санкт-Петербург посетил посланец Далай-ламы XIII, бурят по происхождению и российский подданный Агван Доржиев. Целью его приезда было политическое зондирование – выяснить, могла бы Россия выступить в роли державы-покровителя Тибета, чтобы не допустить захвата последнего Великобританией с территории Британской Индии, который в то время казался неизбежным.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

То было время так называемой «большой игры» – геополитического соперничества Англии и России за Центральную Азию. У нас практически не было документальной информации о Тибете, ни один крупный путешественник не смог въехать в страну буддистов, тем более с фотоаппаратом. Но вот Цыбиков смог перейти границу с группой паломников, разобрав камеру по мешкам, и в Тибете прожил два с половиной года, делая заметки и секретно снимая разные объекты. Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета, но не только они. Уже пост-фактум оказалось, что та же миссия была возложена на калмыцкого паломника Овше Норзунова. Так что теперь говорят – первые фотографии Тибета Гомбожаба Цыбикова и Овше Норзунова.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Приезд Доржиева в Петербург дал толчок русским экспедициям, нацеленным непосредственно на достижение Центрального Тибета и Лхасы. В 1898 году к снаряжению такой экспедиции приступил один из спутников и учеников Пржевальского Пётр Кузьмич Козлов. Географическим обществом с помощью Доржиева были заготовлены подарки для Далай-ламы и членов его правительства, поскольку существовала уверенность, что Козлов со своим отрядом непременно пройдёт в Лхасу. Кроме научных инструментов, Русское Географическое Общество (РГО) снабдило путешественника несколькими фотоаппаратами: «Для фотографирования имелось три камеры, – сообщал Козлов в отчёте, – одна стативная на 13 ? 18 см и две ручных с магазинами для 12 и для 18 стёкол в 6,5 ? 9 см с 20 дюжинами пластин к ним. Было взято и некоторое количество материалов для проявления и закрепления негативов на месте. Фотографическое снаряжение завершалось маленькой светонепроницаемой палаточкой из чёрной материи со складным красным фонарём, при свете которого заряжались и разряжались кассеты и магазины и упаковывались экспонированные пластины».

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Козлову, однако, не удалось пройти в Лхасу – его экспедиция была остановлена тибетцами возле границы далай-ламских владений в Восточном Тибете в октябре 1900 года. Несмотря на неудачу, Козлов смог сделать несколько десятков снимков по пути движения своего отряда, которые доставил в Петербург. Это были в основном виды Верхней Монголии, Цайдама и Кхама (Восточного Тибета). Тем временем в ноябре 1899 года в Лхасу из Урги (современный Улан- Батор) отправился начинающий исследователь-востоковед, только что окончивший Санкт-Петербургский университет Гомбожаб Цыбиков. Будучи бурятом по происхождению, Цыбиков решил совершить своё путешествие в одежде ламы-паломника, примкнув к большому монгольскому каравану, что давало надежду на осуществление его смелого замысла. Руководство РГО воспользовалось этой уникальной возможностью, снабдив путешественника ручным фотоаппаратом «Self-Worker» парижской фирмы Пипон (Pipon) с объективами-анастигматами Герца (серия III, № 00) и значительным количеством английских пластин «Эмпресс» (Empress) фабрики Ilford размером 6 ? 9 см. Цыбиков достиг Лхасы в начале августа 1900 года и уже осенью того же года начал снимать виды «запретной» столицы Тибета.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

К этому времени в Лхасе уже удалось побывать под видом буддиста-паломника калмыку Овше Мучкиновичу Норзунову. Выполняя поручение Доржиева – доставить Далай-ламе письмо о ходе его переговоров в Петербурге и подарки – Норзунов совершил поездку в Тибет, опять-таки через Ургу, в 1898 – 99 годах. По его возвращении в Петербург в сентябре 1899 года Доржиев решил вновь использовать калмыка в качестве связного с Лхасой. В то же время Норзуновым определенно заинтересовалось и Географическое Общество, которому он передал записки о своём путешествии. В начале 1900 года Норзунов получил от Общества такую же камеру, что и Цыбиков, и набор пластин, только не английских, а французских – знаменитой фирмы братьев Люмьер. Но на этот раз путь Норзунова в Тибет лежал не через Монголию, а через Европу (Францию), где ранее побывавший Доржиев заказал парижским мастерам-литейщикам изготовить несколько сот металлических чашек для лхасских монастырей. Норзунов должен был доставить эти чашки в Лхасу и встретиться там с Доржиевым, который также собирался в Тибет.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

Норзунов прибыл из Марселя в Калькутту на французском пароходе «Дюплекс» 6 марта 1900 года (в то время как Цыбиков уже находился в Лхасе). Почти сразу же он попал под подозрение калькуттской полиции как русский шпион. После многомесячного разбирательства, учинённого англо-индийскими властями, – в течение всего этого времени Норзунов проживал в монастыре Гхум под Даржилингом и был обязан регулярно появляться в местном полицейском участке – калмык был выслан из Индии в Россию осенью того же года. Всё, что ему удалось за время путешествия, это сфотографировать живописные окрестности Даржилинга.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

В самом конце 1900 года Норзунов в третий раз отправился в Тибет – на этот раз вместе с Доржиевым и шестью другими спутниками. Путешествие до Лхасы они совершили более безопасным маршрутом – по караванной «Северной дороге», через Монголию и Западный Китай. В Лхасу Норзунов прибыл 28 февраля 1901 года и находился там около месяца. Именно в этот короткий период он и сделал свои знаменитые снимки Лхасы. Обратно в Россию он добирался вместе с Доржиевым в составе его «чрезвычайного тибетского посольства» к русскому двору – для подписания русско-тибетского договора.

Эти фотографии стали первыми фотографическими изображениями Тибета

В 1905 году тогда еще малоизвестный американский научный журнал «National Geographic», основанный в октябре 1888 года, через 9 месяцев после создания Национального географического общества и находившийся на грани банкротства, решил опубликовать свой репортаж о Тибете. Денег на серьезные статьи не было, поэтому он взял безвозмездно предоставленные Цыбиковым и Норзуновым тибетские фотографии и разместил их на разворотах с небольшими комментариями. В журнале были опубликованы 11 фотографий с видами Лхасы (шесть Норзунова и пять Цыбикова). Непривычная подача интересного материала принесла неожиданный успех. Фактически эти фотографии спасли журнал от разорения и помогли ему найти свой фирменный стиль. С этого момента началась всемирная слава «National Geographic».

Источник: livejournal.com

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Комментарии
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.