Фотограф

Работы Альфреда Эйзенштадта стали определяющими в истории фотожурналистики. Он делал неформальные портреты королей, диктаторов, учёных, спортсменов и кинозвёзд, а также чутко изображал простых людей в будничных ситуациях. Эйзенштадт говорил, что его цель: «Найти и уловить момент повествования».

Наряду с Джоэлом Мейеровицем, Стивеном Шором и Солом Лейтером Груйер был в числе первых профессионалов фотографии, которые стали использовать творческий потенциал цветной плёнки в уличной фотографии, до того применявшейся в рекламном жанре.

В его работах как в популярных песнях того времени звучат настроения целого поколения и живёт широта чувств от нежности и глубины до причудливости и юмористичности.

Когда Эми Арбус наконец взялась за камеру после смерти матери, её внимание сфокусировалось на нью-йоркских панках и модниках, а не на цирковых фриках.

Творчество Августа Зандера – труд одновременно и документальный, и интеллектуальный. Сосредоточив внимание на самом человеке, а не на его классовом статусе, половой принадлежности или физических особенностях, Зандер создавал взгляд на мир как на равноправное и гуманистически сбалансированное общество.

Ни один фотохудожник так блестяще не представлял крайности глобализма, как Гурски. От мусорного полигона в Мехико до обширных, бездушных производственных линий и маниакально оживлённых фондовых бирж; от бесконечных цветных полок в магазине «99 центов» до невозмутимых минималистичных витрин в Prada – его изображения являют собой визуальную хронику глобальной капиталистической машины. Он настаивает на том, что в его работах нет политических мотивов. По признанию фотографа, он стремится «изучить визуальный мир и узнать, как всё держится вместе», а зрители могут составлять собственное мнение.

Британский фотограф Тим Флах (Tim Flach) последние два года провёл в поездках по местам обитания диких животных, которые находятся под угрозой исчезновения. Его проект «Исчезающие» (Endangered) – это близкий взгляд на редкие виды, существование которых может вскоре прекратиться.

Палермо, Италия. Они навязчивы, трагичны и щемяще поэтичны. Эти фотографии складываются в неповторимый и живописный гобелен недавней сицилийской истории – её людей, её нищеты, фольклора и, прежде всего, многолетнего вынужденного противостояния с мафией или Коза Нострой.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.