Женщины-фотографы с нетривиальным взглядом

Женщины-фотографы с нетривиальным взглядом

Специфичность женской фотографии произрастает из особенностей визуального восприятия и художественных интересов, характерных для слабого пола.

Мужчины и женщины по-разному думают. По-разному видят. И по-разному фотографируют. Женщинам свойственно фокусироваться на личных фотоисториях (дневниковые и исповедальные снимки Салли Манн и Нан Голдин), сосредотачиваться на маргинализированных группах (фрики Дианы Арбус и цыгане Ляли Кузнецовой), создавать собственный мир (Надя Ли Коэн и Галина Лукьянова), делиться культурными комментариями через свои работы.

В нашем альбоме работы женщин-фотографов, сделанные во всех стилях как уже признанными легендами фотографии, так и теми, кто ещё не выгравировал свои имена на скрижалях истории, но уже восторгает современников нетривиальным взглядом. Подборка дополняется.

Луиза Даль-Вульф – ведущий модный фотограф 20-го века

Луиза Даль-Вульф (Louise Dahl-Wolfe; 1895 – 1989) заняла почётное место среди ведущих модных фотографов 20-го века. Она помогла переосмыслить мировую модную фотографию и повлияла на таких мастеров, как Хорст П. Хорст, Ричард Аведон и Ирвин Пенн. Даль-Вульф изучала изобразительное искусство и теорию цвета, прежде чем заняться фотографией. В начале 1930-х годов она пришла в репортажную съёмку и документировала сельскую жизнь в период Великой депрессии. В 1936 году Даль-Вульф приняли в Harper’s Bazaar, где она пробыла на должности штатного фотографа следующие 22 года.

В эпоху формального светского портрета она снимала своих моделей в непринуждённой обстановке, часто в залитых солнцем уличных локациях. На счету Луизы Даль-Вульф 86 обложек и тысячи других публикаций. Сегодня о ней говорят как о профессионале, возглавившим новую эру модной фотографии.

Нан Голдин – исповедальная и эпатажная фотография

За яркие цветные снимки, в которых Нан Голдин (Nan Goldin; 1953) запечатлела мир лиричный, крайне личный и одновременно универсальный, её признают пионером дневниковой фотографии. Её кинематографические кадры,...

Специфичность женской фотографии произрастает из особенностей визуального восприятия и художественных интересов, характерных для слабого пола.

Мужчины и женщины по-разному думают. По-разному видят. И по-разному фотографируют. Женщинам свойственно фокусироваться на личных фотоисториях (дневниковые и исповедальные снимки Салли Манн и Нан Голдин), сосредотачиваться на маргинализированных группах (фрики Дианы Арбус и цыгане Ляли Кузнецовой), создавать собственный мир (Надя Ли Коэн и Галина Лукьянова), делиться культурными комментариями через свои работы.

В нашем альбоме работы женщин-фотографов, сделанные во всех стилях как уже признанными легендами фотографии, так и теми, кто ещё не выгравировал свои имена на скрижалях истории, но уже восторгает современников нетривиальным взглядом. Подборка дополняется.

Луиза Даль-Вульф – ведущий модный фотограф 20-го века

Луиза Даль-Вульф (Louise Dahl-Wolfe; 1895 – 1989) заняла почётное место среди ведущих модных фотографов 20-го века. Она помогла переосмыслить мировую модную фотографию и повлияла на таких мастеров, как Хорст П. Хорст, Ричард Аведон и Ирвин Пенн. Даль-Вульф изучала изобразительное искусство и теорию цвета, прежде чем заняться фотографией. В начале 1930-х годов она пришла в репортажную съёмку и документировала сельскую жизнь в период Великой депрессии. В 1936 году Даль-Вульф приняли в Harper’s Bazaar, где она пробыла на должности штатного фотографа следующие 22 года.

В эпоху формального светского портрета она снимала своих моделей в непринуждённой обстановке, часто в залитых солнцем уличных локациях. На счету Луизы Даль-Вульф 86 обложек и тысячи других публикаций. Сегодня о ней говорят как о профессионале, возглавившим новую эру модной фотографии.

Нан Голдин – исповедальная и эпатажная фотография

За яркие цветные снимки, в которых Нан Голдин (Nan Goldin; 1953) запечатлела мир лиричный, крайне личный и одновременно универсальный, её признают пионером дневниковой фотографии. Её кинематографические кадры, вошедшие в «Балладу о сексуальной зависимости», представляют сотни интимных моментов из жизни Голдин в Нью-Йорке в 1970-80-е годы. Автор с неуклонной откровенностью задокументировала свою жизнь и окружающее общество, поражённое СПИДом, наркоманией и другими зависимостями. В отличие от отстранённости классической документальной фотографии, фотосъёмка для Голдина – это «способ прикоснуться к кому-то, форма нежности».

За последние тридцать лет влияние её «Баллады» на фотографию и другие эстетические сферы неуклонно росло. Об этом произведении говорят как о современной классике. Фотоистории Нан Голдин о городской жизни в начале восьмидесятых вобрали важный, трансцендентный для человечества элемент: потребность в воссоединении.

Эллен Фон Унверт – элегантная провокация и восторженное настроение

Уже тридцать лет Эллен фон Унверт успешно творит в жанрах модной, редакционной и рекламной фотографии, а в 1998 году American Photo Magazine назвал её одной из самых важных личностей в мире фотографии. Прежде чем стать фотографом, фон Унверт десять лет проработала моделью. Снимать начала ради удовольствия и веселья. О своей манере съёмки фотограф говорит:

«Техника, несомненно, помогает сделать фотографию волшебной, но я предпочитаю работать с атмосферой. Думаю, одержимость техникой – это по-мужски. Я скорее сосредотачиваюсь на модели или местоположении... В моих изображениях всегда есть элемент репортажа. Ещё мне нравится неожиданность, поэтому я люблю снимать в отелях, барах, клубах и на улице».

Рут Оркин – новаторский фотожурналист

Рут Оркин (Ruth Orkin; 1921–1985) из числа фотографов, которые осваивают дело жизни с самого детства. В 10 лет она получила свою первую Univex и начала фотографировать друзей и учителей в школе. В 17 лет Оркин совершила монументальное путешествие на велосипеде из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, чтобы увидеть Всемирную выставку 1939 года. Всю дорогу фотографировала и вскоре уже снимала для всех крупных журналов. В 1951 году по заданию журнала LIFE Оркин отправилась в Израиль с филармонией, откуда держала путь в Италию. Там, во Флоренции, она встретила Нинали Крейг (она же Джинкс Аллен), американскую студентку-искусствоведа, которая стала героиней «Американской девушки в Италии», одной из самых известных работ не только в творчестве Оркин, но и в истории фотографии. Снимок был частью серии с изначальным названием «Не бойтесь путешествовать в одиночку». Впоследствии Рут Оркин удостаивалась наград в области фотожурналистики и считается одной из лучших женщин-фотографов в Штатах.

Салли Манн – самый неоднозначный американский фотограф

Первые успехи принесли ей снимки пейзажей американского Юга и исторической архитектуры. Но репутация провокатора, а вместе ней и международная слава, пришла к Салли Манн с портретами девочек, запечатлённых в эфемерном переходном моменте между детской невинностью и женственностью. Эти изображения вызвали шквал дискуссий, на что автор ответила: «Мне нравится заставлять людей чувствовать себя немного неуютно. Это побуждает их исследовать, кто они и почему так думают».

Её нашумевшая серия «Семейные фотографии» (1984–1991) сложилась из интимных чёрно-белых снимков собственных детей. По убеждению Салли Манн, «лишь то, что вам близко, вы можете сфотографировать лучше всего, и пока вы не запечатлите то, что любите, настоящего искусства у вас не получится». «Если говорить о наличии у меня какой-либо эстетики, то это своего рода эстетика сороки – я просто иду и подбираю всё, что есть. Если задуматься, вокруг были мои дети, поэтому я их и фотографировала, – рассказывает Манн. – Не то чтобы меня так сильно интересовали дети или их съёмка, просто они там были».

Имоджен Каннингем: «Во всём должно быть немного красоты»

Вне зависимости от того, представляла ли она вниманию зрителя человеческое тело или тычинку цветка – работы Имоджен Каннингем пронизывает чувственный и энергетический импульс, проходящий через всю жизнь.

Имоджен Каннингем (Imogen Cunningham; 1883 – 1976) – одна из первых профессиональных женщин-фотографов в Америке. Наиболее известна ботаническими фотографиями, хотя так же снимала обнажённую натуру, промышленные пейзажи и уличные сцены. Изучив фотографию в Германии, Каннингем открыла портретную студию в Сиэтле. Первые работы создавала под влиянием академической живописи начала прошлого века. С 1920-х годов приступила к пристальному и детальному изучению жизни растений и других природных форм, могла с одинаковой заинтересованностью фотографировать человека и суккулент. В 1932 году она присоединилась к участникам фотографического объединения «Группа f/64». На протяжении всей карьеры возвращалась к старым интересам, пробовала силы в новых, стремясь проникнуть в суть вещей, жить в самом центре водоворота, направлявшего её то к науке, то к искусству, то к социальным вопросам.

Лилиан Бассман – изящество фигуры и пленительная драматичность

Лилиан Бассман (Lillian Bassman; 1917 – 2012) выросла в Бруклине, Нью-Йорк, в семье еврейских иммигрантов, приехавших из России. Во время учёбы в Манхэттенской школе познакомилась с коллегой-фотографом Полом Химмелем, с которым они поженились в 1935 году и прожили вместе на протяжении 73 лет, вплоть до его смерти. Что касается карьеры, Бассман три десятилетия успешно реализовывалась в модной фотографии, сотрудничая Junior Bazaar и Harper’s Bazaar. В своих зернистых чёрно-белых фотографиях она усиливала контраст между моделью и демонстрируемой одеждой. Бассман создавала новаторские для своего времени работы, применяя художественной подход в отрасли со строгими форматами.

В начале 1970-х, когда индустрия стала диктовать новые требования, она, не пожелав подстраиваться, переключилась на другие проекты. Интерес к работам Бассман вернулся в 1990-е. Фотографии Лилиан Бассман до сих пор кажутся полными ауры романтики и очарования, квинтэссенцией изящности и женственности.

Мэри Эллен Марк – экстраординарное фотографическое наследие

За многолетнюю и экстраординарную карьеру Мэри Эллен Марк (Mary Ellen Mark; 1940 – 2015) опубликовала много книг с разнотематическими фотосериями, в том числе «Выпускной бал», «Близнецы» и «Индийский цирк». Её архив насчитывает более двух миллионов снимков и, по сути, она построила две карьеры – в документальной фотографии и в кино. В качестве специального фотографа, нанятого для создания промокадров, Марк побывала на более сотни съёмочных площадок («Сатирикон Феллини», «Апокалипсис сегодня», «Ганди», «Пролетая над гнездом кукушки» и др.).

В свою первую поездку она отправилась в Турцию по стипендии Фулбрайта в 1965 году. Затем было много путешествий, в которых Марк документировала жизнь различных народов и культур. Её фотоэссе посвящены бездомным детям в Сиэтле, борделям в Индии, католичкам и протестанткам в Северной Ирландии, пациентам психиатрической больницы штата Орегон.

«Меня интересуют люди окраин. Я чувствую притяжение к тем, у кого не наилучшее положение в обществе. Я всегда на их стороне. Может быть, я нахожу их более человечными. Больше всего на свете я хочу признать их существование», – объясняла выбор своей главной темы Эллен Марк. «Думаю, фотография ближе к письму, а не к живописи. Потому что с её помощью вы передаёте идею. Изображение не должно нуждаться в подписи; оно уже должно передавать идею».

Надя Ли Коэн – уникальность и неповторимость женщин в эстетике 1950-70-х

Фотограф, режиссёр и модель Надя Ли Коэн, явно очарованная атмосферой 1950-70-х, снимает постановочные портреты с продуманными до мельчайших деталей сюжетами. Её модели не просто красиво позируют, они играют роли. В восприятии Нади Ли Коэн фотография больше сопоставима с моментом из несуществующего фильма, чем с неподвижным изображением. Очарование этой концепции в том, что картинка не даёт полного понимания и уверенности в происходящем, она даёт начало повествованию, оставляя простор для воображения.

Работы Нади Ли Коэн смело говорят об одержимости общества красотой и совершенством. Не смотря на причудливость образов, автор уверяет, что её не интересуют понятия волшебного или фантастического, она смотрит на реальность и повседневность, что естественно и проявляет на фотографиях.

«На первый взгляд моя работа может напоминать времена, характеризуемые мужской объективацией женщин. Но мне эстетически приятны образы тех эпох, так почему я не могу ссылаться на них и использовать в своих постановках, стилях и моделях? Кроме того, то, как я фотографирую женщин, переворачивает устаревшие ассоциации с ног на голову».

Доротея Ланж – фотограф, запечатлевший символ Великой депрессии

Всю профессиональную жизнь Доротея Ланж (Dorothea Lange; 1895 – 1965) создавала чуткие фотодокументы человеческих жизней. Её карьера началась с должности секретаря у Арнольда Генте (Arnold Genthe), одного из самых успешных фотографов-портретистов в Штатах. У него освоила навыки ремесла, обучилась ретушированию и фотомонтажу. Позже открыла собственную портретную студию, но Великая депрессия оказалась тяжким испытанием, в том числе для её брака и для карьеры. Всё более разочаровываясь в портретной работе, Ланж вышла на улицы Сан-Франциско за новыми экспериментами в съёмке.

Ключевым в карьере стал момент, когда её пригласили в числе других коллег снимать условия рабочих для Администрации по защите фермерских хозяйств. В это время Ланж сделала свою самую известную фотографию – «Мать-мигрантка» (1936). Изображение привлекло внимание к проблеме страдающих от голода тысяч людей и помогло привлечь средства для мигрантов в лагере под Нипомо, где был сделан снимок, а сама фотография стала символом Великой депрессии.

Диана Арбус – мастер маргинальной эстетики

Сочувствие и интерес к обитателям задворок общества возвело её в разряд необычных и при жизни непонятых творцов. Уже после смерти Диану Арбус (Diane Arbus; 1923 – 1971) признали неординарным документалистом, а её работы стали культовыми, хотя многие портреты трансвеститов, цирковых карликов и страдающих синдром Дауна до сих пор воспринимаются противоречиво. «Я действительно верю, что есть вещи, которые никто бы не увидел, если я их не сфотографирую», – говорила Арбус.

Её работы охватывают всю послевоенную американскую социальную сферу и составляют разнообразный и необычайный портрет общества. Подход Арбус бросал вызов установившимся условностям, диктующим дистанцию между фотографом и объектом съёмки, что вызывало психологическое напряжение, характерное для её фотопортретов. Дочь фотографа Эми Арбус пошла по стопам матери, однако в её объективе преимущественно субкультурные архетипы, нью-йоркские панки и модники 1980-90-х.

Гоар Дашти

Сюжеты для фотографий Гоар Дашти (Gohar Dashti) черпает в родном Иране. Её интересует то, как природные и антропогенные катастрофы прошлого повлияли на граждан и современные социальные структуры. Среди тем, которые поднимает Дашти: совмещение коллективной истории и индивидуальной идентичности; войны, революции и некогда действовавшие вулканы, опустошившие и сформировавшие социальную, политическую и экологическую топографию Ирана; положение девушек и женщин в обществе между модернизацией и традиционным исламским давлением. Ещё одно направление в её работах: как природа отвоёвывает брошенные дома, чьи владельцы по разным причинам покинули жилища. «Человек преходящ, а природа постоянна», – заключает Дашти.

Ширин Нешат

Ещё одна известная иранка – Ширин Нешат (Shirin Neshat). Имя фотохудожницы знают во всём мире. Слава пришла к ней в первую очередь после премий на Венецианской биеннале: в 1999 году и в 2009-ом в виде «Серебряного льва» за лучшую режиссуру (фильм «Женщины без мужчин»). Как в фильмах, так и в фотопроектах автора волнуют темы гендера, идентичности и политики в мусульманских странах, противоречия культуры и власти, отношения между личным и политическим. Свои взгляды и мысли Нешат преподносит с убедительной аргументированностью и не без медитативной красоты.

Флор Гардуньо – фотографии с магическим реализмом

В своём творчестве мексиканский фотограф Флор Гардуньо (Flor Garduño; 1957) раскрывает зрителю священное и символическое из повседневной жизни. Запечатлённые ею обряды из жизни латиноамериканцев воплощают уникальное восприятие времени, а земные формы ссылаются на невидимые порядки бытия. Свой визуальный язык она сплетает, выстраивая связи между женскими телами, животными, предметами и природой. Темы Гардуньо универсальны, а фотографии наполнены архетипами и символами, принадлежащими не к конкретной народности или культуре, но к человечеству в целом.

Ещё
Нет доступных фотографий