Хорст П. Хорст: бог и алхимик модной фотографии

Хорст П. Хорст: бог и алхимик модной фотографии

Хорст П. Хорст – классик гламурного портрета и бог модной фотографии. Его наследие – мир отстранённой и искусительной красоты, пусть выдуманной и недоступной, но совершенной, как и положено прекрасному плоду воображения.

Хорст Пауль Альберт Борман (Horst Paul Albert Bohrmann; 1906 – 1999) родился в Германии, но работал преимущественно в Париже и Нью-Йорке. Намереваясь стать архитектором, учился во французской столице у пионера модернизма Ле Корбюзье. Впоследствии зодчеству предпочёл фотоискусство, но обучение архитектуре наделило Хорста бесценными качествами: терпением, вниманием к деталям и стремлением к совершенству. Это помогло в кропотливом процессе организации фотосессий, приготовления к которым могли длиться по несколько дней.

Карьера фотографа завязалась в самом начале 1930-х, после знакомства с Георгием Гойнинген-Гюне. Под наставничеством старшего товарища Хорст стал главным фотографом французского Vogue, где его называли «алхимиком фотографии». Уже декабрьский номер...

Хорст П. Хорст – классик гламурного портрета и бог модной фотографии. Его наследие – мир отстранённой и искусительной красоты, пусть выдуманной и недоступной, но совершенной, как и положено прекрасному плоду воображения.

Хорст Пауль Альберт Борман (Horst Paul Albert Bohrmann; 1906 – 1999) родился в Германии, но работал преимущественно в Париже и Нью-Йорке. Намереваясь стать архитектором, учился во французской столице у пионера модернизма Ле Корбюзье. Впоследствии зодчеству предпочёл фотоискусство, но обучение архитектуре наделило Хорста бесценными качествами: терпением, вниманием к деталям и стремлением к совершенству. Это помогло в кропотливом процессе организации фотосессий, приготовления к которым могли длиться по несколько дней.

Карьера фотографа завязалась в самом начале 1930-х, после знакомства с Георгием Гойнинген-Гюне. Под наставничеством старшего товарища Хорст стал главным фотографом французского Vogue, где его называли «алхимиком фотографии». Уже декабрьский номер издания в 1931 году украсил снимок Хорста, в котором модель в чёрном бархате рекламировала флакон духов.

На его раннем творчестве глубоко сказалась идеализированная красота классической античности и увлечение сюрреализмом. Греческие каноны телесной привлекательности так увлекали Хорста, что он посылал моделей в Лувр проникнуться пластикой и изящной грациозностью античных изваяний.

В 1939 году Хорст создал одну из своих самых известных работ – «Корсет Mainbocher». Это изображение женщины со спины в корсете сочетает одновременно элегантность и хрупкость. Оно стало своего рода эталоном мастерского использования света, воплощением таинственной чувственности и одной из культовых фотографий двадцатого века.

«Корсет» – последняя работа, которую Хорст сделал в Париже перед отъездом за несколько недель до начала войны. «Покидая студию в 4:00 утра, я вернулся домой, забрал сумки и покинул Францию… Эта фотография особенная для меня, в ней – суть того момента. Пока я над ней работал, не переставал думать обо всём, что оставлял позади», – вспоминал Хорст. За океаном, в Нью-Йорке, он сменил фамилию Борман на Хорст, чтобы не ассоциироваться с нацистами и построил успешнаую карьеру.

В послевоенное время модная индустрия процветала, и Хорст оказался востребован как никогда. Появление более лёгких камер дало возможность редакционным фотографам выйти на улицу и снимать в городских локациях. Хорст по-прежнему создавал свои лучшие фотографии в строго контролируемой среде – в студии, где скрупулёзно выстраивал композицию и освещение. Каждый жест его моделей спланирован и отрепетирован. Свет располагался по авторской схеме, часто по диагонали, и помогал создавать эффект мраморного изваяния и трёхмерности. Даже работе «Массаж лица Кармен» (1946), где одна из его любимых моделей Кармен Делль’Орефиче запечатлена словно случайно, предшествовала тщательная проработка.

Карьера Хорста продлилась 60 лет. Его называют великим мастером и богом модной фотографии, чью важность трудно переоценить. Хорст вдохновлял таких значимых современников, как Ирвин Пенн, Ричард Аведон и Хельмут Ньютон. Его творчество продолжает окрылять поколения фотографов, модельеров и не только. Мадонна воспроизвела «Корсет Mainbocher» в своём музыкальном видео «Vogue» (1990) под режиссурой Дэвида Финчера.

Не так много коллег Хорста сумели отличиться в профессии по обе стороны войны, а также успешно перейти от чёрно-белого изображения к цветному, наконец, от роскоши haute couture довоенного Парижа к расцвету повседневной моды в Америке. К тому же, не ограничиваясь модным жанром, Хорст преуспел в портретной, ню, интерьерной и натюрмортной фотографии. Перестал фотографировать лишь в 1992 году из-за ухудшения зрения.

«Я люблю фотографировать, потому что я люблю жизнь, – говорил Хорст. – А больше всего мне нравится снимать людей, потому что больше всего я люблю человечество».

Ещё
Нет доступных фотографий