Саймон Аннанд: священные полчаса перед выходом на сцену

Британский фотограф Саймон Аннанд почти сорок лет создаёт личные,...

Британский фотограф Саймон Аннанд почти сорок лет создаёт личные, глубокие портреты театральных актёров перед выходом на сцену. Его многолетний фотопроект называется – «The Half». В словаре английских театральных терминов – «The Half» обозначает те самые 30 минут, которые актёр получает для полной концентрации над ролью и перевоплощения в своего персонажа. В отличие от работы на съёмочной площадке, где артист может ждать вызова целую вечность, театр требует максимальной готовности в определённый день и час.

За несколько десятилетий непрерывной работы в театре Аннанд стал «своим» в актёрской среде. В столь особое, интимное для каждого артиста мгновение его впускали в свои гримёрные Кейт Бланшетт, Жюльет Бинош, Дэниел Крейг, Джуди Денч, Дэниел Дйэ-Льюис, Тильда Суинтон, Гленн Клоуз, Эдди Рэдмейн, Алан Рикман, Хелен Миррен, Бенедикт Камбербэтч, Дэниел Рэдклифф и многие другие.

Фотограф сотрудничал с Национальным театром Британии, Королевской Шекспировской труппой, снимал для Королевского двора, Комеди Франсез, Московского Художественного театра, ведущих театральных продюсеров. В творческом портфолио Аннанда более трёхсот фотопортретов актёров и актрис за кулисами, лучшие из них вошли в две его книги: «The Half» и «Time to Act».

- Застать актёра в неосознанном действии так же трудно, как поймать птицу в полёте, - тонко подметила в предисловии к одной из книг Саймона Аннанда актриса Кейт Бланшетт. Она одна из его любимых героинь для закулисных фотопортретов.

Аннанд считает, что способность Бланшетт быть уязвимой перед камерой экстраординарна. На чёрно-белом снимке, который стал обложкой его первой книги «The Half» в 2008 году, Кейт, замерев в изящной позе, задумчиво смотрит поверх почти выкуренной сигареты. Это момент её подготовки к игре в пьесе Дэвида Хєйра «Изобилие».

- Это не был лучший из её дней и она запросто могла отказаться, чтобы в её гримёрной был фотограф, - вспоминает Саймон свою первую встречу с Бланшетт. – Но не сделала этого. Меня восхитило её поведение, такт, уважение. Три года спустя мы встретились на Бродвее. Атмосфера была намного легче и веселее. Бланшетт была измазана бутафорской кровью для одной из сцен, а ещё у одного из её детей в тот вечер был день рождения и мы сняли несколько кадров с вязанкой воздушных шаров.

Аннанд заблаговременно получает согласие актёра на своё присутствие, это никогда не насильное вторжение. Он умышленно не готовится к съёмке, чтобы не относится к артисту предвзято, а старается уловить суть момента, внутреннюю работу и переживание своего героя.

Сила его фотопортретов в том, что, даже не зная имени актёра, зритель проникается к нему сочувствием. Фотограф фиксирует уникальный момент, когда исполнитель должен оставить все свои мысли, тревоги и перевоплотиться в того, кого он будет играть на сцене. Это момент тонкой психологической настройки, который очеловечивает образ неодоступной знаменитости, показывает, сколько работы, волнения, концентрации стоит за успехом.

Кто-то на его фотографиях курит, кто-то поправляет грим перед зеркалом, кто-то выходит из гримёрки и одиноко бродит по тёмному коридору в полном молчании.

- У каждого есть свой уникальный способ провести время перед занавесом. Один актёр постоянно пребывает в своём персонаже, другой же наоборот удерживает вымышленного героя, высвобождая его в последнюю минуту перед выходом на сцену. Я показываю прелюдию и последствия, чтобы вызвать понимание у зрителя. Моя задача уважать пространство актёра. Иногда мы почти не разговариваем и это нормально, я никогда не хотел быть навязчивым.

Аннанд старается снять актёра не похожим на «актёра». Показать, что это прежде всего человек, мужчина, или женщина, в момент своей наибольшей уязвимости, открытости или наоборот отстранённости.

- Как-то я вошёл в гримерную Джеймса Эрла Джонса. Это был 2010 год, его выход на сцену в возрождённой постановке «Кошки на раскалённой крыше». Я увидел лишь его ноги, он лежал на полу с огромной толстой сигарой в зубах и произнёс: «Что бы вы ни делали, не говорите моему врачу, что видели это».

Фотографу часто приходится быть свидетелем личных сцен. Но его цель не эпатировать, а снять открытый честный образ.

В 2012 он сделал поразительно проникновенные портреты Стивена Фрая, который вернулся в театр после длительного перерыва. 17 лет актёр не играл, после того, как испытал приступ паники во время исполнения главной роли и даже убежал со сцены.

- Я решительно не пытаюсь быть «мухой на стене», - говорит Аннанд. – Мы никогда не притворяемся, что в комнате никого нет. Это взгляд на то, что происходит моими глазами. Однажды я сделал семьдесят два снимка актёра и не получил ни одного приличного, потому что он слишком старался и позировал. Иногда люди стараются быть милыми и любезными, и это мешает уловить тот самый момент откровения. Я думал, что потерпел неудачу, снимая Макса фон Сюдова. Ничего не получалось, но когда выходил, он встал, снял рубашку и посмотрел на себя в ручное зеркальце. Я выхватил фотоаппарат и снял одной рукой этот его взгляд.

Аннанд считает, великой фотографию делает не причудливая композиция или использование разнообразных объективов и линз. Хорошая фотография позволяет зрителю придумать о ней свою собственную историю.

- Из-за миллионов снимков, снятых на мобильный телефон, было много разговоров о смерти фотографии. Но, поверьте, несмотря на огромное количество изображений, снять информативное, культовое фото по-прежнему нелегко.

Аннанд обладает глубокими знаниями и пониманием тонкостей театральной работы и жизни. Только десятилетия в стенах театра, обеспечили ему доступ в святая святых – актёрские гримёрные. Из года в год он снимал актёров во время репетиций, спектаклей, присутствовал на каждом важном событии театральной жизни, стал «своим» человеком, которому можно доверять.

Театр вошёл в его жизнь ещё во время учёбы в школе в 1960-х. В ней действовала копия собственной греческой театральной труппы. По началу Аннанд хотел стать садовником, но увлёкшись фотографией и театром, изменил своё желание. Будучи самоучкой, он тайно проникал в библиотеку и изучал там книги по фотографии и печати. Работая в баре театра «Lyric Hammersmith», ему было интересно абсолютно всё, что происходило.

- Как-то я попросил звезду фарса «Тётя Чарли» Гриффа Риса Джонса сфотографировать его за кулисами и в гримёрке. Меня впечатлила перемена настроения актёра, то каким задумчивым и меланхоличным он стал перед выходом на сцену. Уже тогда я понял, что из таких фотографий может получится книга, но на её создание ушло двадцать пять лет.

Фиксируя психологические метаморфозы, которые происходят с актёрами, Аннанд также показывает, как за все эти годы меняется театральное искусство. В его фотографиях запечатлена подлинная история театра.

Его снимки разрушают иллюзию о гламурном образе театральных гримёрных. Во многих британских театрах, особенно старых – это крошечные помещения. Даже большим звёздам часто приходится довольствоваться удобствами, которыми пользовались ещё их викторианские предшественники.

Чем старше здание, тем оно атмосфернее. Завораживает представление о том, сколько театральных звёзд разных поколений смотрелись в испещрённые царапинами зеркала гримёрных. Каждый актёр стремится их украсить по-своему. Фотографии кумиров, они сами в удачных амплуа, картины любимых живописцев, подарки, вдохновляющие слова, рисунки. На одном из таких фото Кейт Бланшетт, готовясь к роли, мечтательно склонилась перед портретом актрисы Вивьен Ли на своём туалетном столике.

Момент фотографирования часто перерастает в личную симпатию и дружбу.

- С Джуди Дэнч мы знаем друг друга примерно с 1984 года, - вспоминает Аннанд. – Она всегда и во всем поддерживала меня.

Актриса называет Аннанда самым удивительным фотографом, из тех, с кем доводилось работать в театре. На его знаменитом портрете она, только что овдовевшая, стоит перед зеркалом в окружении фотографий и репродукций. Видна только часть её лица и улыбка.

На втором известным кадре актриса с чашкой чая присела на диван перед выходом на сцену.

- Мы с теплотой вспоминали её ушедшего в 2001 году мужа. Они были очень близки. Каждую пятницу он дарил Джуди двенадцать красных роз. Жест её руки такой, словно он рядом с ней сидит на диване, и она хочет его приобнять.

Иногда из-за звёздного статуса актёра приходится идти на уловки, чтобы заполучить хоть немного времени на съёмку. С Дэниелом Рэдклиффом пришлось буквально сбегать от поклонников, чтобы съёмка состоялась.

- Там было двести человек, желающих получить его автограф, - вспоминает Аннанд. – Нам пришлось войти в театр по туннелю, чтобы остаться незамеченными. За ним присматривал отец. Мы говорили о крикете, это его страсть. Рэдклиффа я увидел совершенно далёким от Гарри Поттера. Он сидел на своем туалетном столике, сцепив руки, глубоко задумавшись.

Современный зритель жаждет доступа в жизнь знаменитостей. Он навязчиво ведёт себя в соцсетях, при личных встречах с кумиром. Фотографии Аннанда – тот редкий момент, когда мы видим звёзд обычными людьми, такими, как их не видит почти никто. Его снимки рассказывают нам о том, что за всеобщей любовью, известностью, глянцем скрыта изнуряющая эмоциональная работа.

- Театр – это очень трудоёмкий процесс. Зритель должен это понимать. Служба в нём требует от актёров исключительной дисциплины. Восемь раз в неделю вживую выходить на сцену и отыгрывать роль, поверьте, это нелегко. Актёры, которые приняли вызов, не просто знаменитости, они большие труженики.

По мнению Аннанда, ценность и значения театра в наше время возрастает, поскольку живое исполнение является важным противоядием от цифрового мира. Впечатления, которые зритель получает от спектакля на сцене – незабываемы. Это самая сильная связь с любимым исполнителем, редчайшая возможность наблюдать его игру своими глазами. В театре зритель воздействует на актёра точно так же, как он воздействует на зрителя. Это уникальный опыт, который сложно переоценить.

Книга Саймона Аннанда «Time to Act» с фото Фиби Уоллер-Бридж на обложке вышла в 2020 году. Она была задумана до пандемии коронавируса и массового закрытия театров по всему миру. Фотографии в ней воспринимаются сегодня особенно остро, так как множество актёров, особенно тех, кто работал в театре на фрилансе, остались не у дел, без материальной поддержки.

Возродится ли театр – об этом печалится известный театральный фотограф и сам отвечает на свой вопрос: «обязательно возродится!».

Автор: Инна Москальчук

 

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности