Марко Главиано: супермодельная красота без срока давности

Карьера Марко Главиано шагнула за полувековой рубеж, но ещё не окончена. Сицилийский фотограф давно признан одним из самых влиятельных деятелей в своём жанре. Ему принадлежит первая цифровая фотография, опубликованная в модном журнале (Vogue, 1982 год). Главиано снял более 500 обложек и...

Карьера Марко Главиано шагнула за полувековой рубеж, но ещё не окончена. Сицилийский фотограф давно признан одним из самых влиятельных деятелей в своём жанре. Ему принадлежит первая цифровая фотография, опубликованная в модном журнале (Vogue, 1982 год). Главиано снял более 500 обложек и передовиц для международных изданий, провёл тридцать персональных выставок, выпустил пятнадцать фотокниг, создал культовые снимки Синди Кроуфорд, Клаудии Шиффер, Евы Герциговой и Полины Поризковой, но редко доволен своими результатами.

«Красота – это всё, и я хотел бы добавить, что, вопреки распространённому заблуждению, красота не субъективна. Красота – общепризнанная ценность, – говорит Главиано. – Мы живём в культуре, которая одержима красотой на протяжении тысячелетий. Оно не ново. Если что-то красиво, люди на это смотрят. Даже если не знают почему. Это как слушать Моцарта, даже если вы ничего не знаете о классической музыке, вам приятно. Вдобавок ко всему, я заметил, что камера по какой-то причине, которую я никогда не понимал, запечатлевает красоту изнутри. Я считаю, что камера обладает такой мистической способностью захватывать "красоту" на другом уровне. Не могу объяснить, как это работает, но наверняка работает».

Марко Главиано (Marco Glaviano) родился в Палермо в 1942 году. Изучал архитектуру в местном университете, когда заинтересовался фотографией; свои первые сюжеты нашёл в натюрмортах и архитектуре. Главиано работал художником-декоратором в театре и одновременно играл в джазовом ансамбле, который в шестидесятых годах участвовал в нескольких международных музыкальных фестивалях. Тогда он начал фотографировать коллег-музыкантов. Фотомодели появились гораздо позже...

В возрасте около 25 лет, выбирая между музыкой, архитектурой и фотографией, он остановился на последней и сделал её своей профессией. В 1966 году Главиано ненадолго переехал в Рим, затем в Милан, где открыл студию. Его работы стали появляться в европейских модных журналах. В 1975 году обосновался в Нью-Йорке, где в его карьере случился переломный момент.

«В тот день я встретился с Алексом Либерманом. Это было потрясающе. Я часто шутил в своей студии, говоря помощнику: "Если это Vogue, не отвечай" или "Если позвонит Либерман, скажи, что я занят". У меня была студия, я занимался коммерческой съёмкой. В то время любой фотограф хотел работать на американский Vogue. И вот однажды мне звонят. Это был Либерман. – "Да ладно, не шути", – сказал я помощнику. Но это был он… В то время это было похоже на окончание университета. Если у тебя была работа в американском Vogue с Алексом Либерманом, это было всё равно, что получить степень магистра».

В восьмидесятые годы Главиано сыграл важную роль в развитии феномена «супермодель», долгое время работал с такими топ-моделями, как Синди Кроуфорд, Клаудия Шиффер, Паулина Поризкова, Стефани Сеймур, Ясмин Гаури, Иман, Кристи Тарлингтон и Ева Герцигова. Размышляя о том, чем отличительна его работа, Главиано говорит: «Важно иметь отличных героинь для съёмки. Хорошие модели – это не только внешность, но и внутренняя глубина человека, его личность, характер. Вот что я фотографирую».

Марко Главиано считает, что фотографическая деятельность гораздо ближе к инстинктам, чем к интеллекту. Всё дело в том, чтобы видеть то, чего не замечают другие, и это справедливо для любого фотографа. По мнению итальянского маэстро, фотография – это искусство видеть вещи с уникальной и личной точки зрения.

Его работы украшают собрания ведущих мировых музеев и частных коллекционеров, но Главиано редко доволен своей работой. «Большую часть времени мне не нравятся результаты моей работы. Потому что всегда чего-то не хватает. Никогда не бывает совершенства. Конечно, его не существует. И ты всегда ошибаешься, а потом смотришь на это и говоришь: "Я мог сделать лучше". Особенно когда доживаешь до моего возраста и, оглядываясь назад, говоришь: "О боже, я совершил столько ошибок"».

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности