Гарольд Файнштейн: оптимистичный мастер американской уличной фотографии

Гарольд Файнштейн: оптимистичный мастер американской уличной фотографии

В американской живописи существует понятие регионализм, которое подразумевает изображение художником преимущественно своих родных мест или региона, к которому они принадлежат. Так вот, если продлевать аналогию на фотографию, то Гарольд Файнштейн окажется регионалистом максимально кристаллизованным. Нет, он будет снимать и за пределами Нью-Йорка, даже за пределами США, но и в самом Большом Яблоке, которое запечатлевали и другие выдающиеся фотографы – от Беренис Эббот до Гарри Виногранда – Файнштена будет интересовать в первую очередь его родной район – Кони-Айленд.

Особенностью этого места в Бруклине являются его пляжи и длинная набережная-променад, тянущаяся от известного Манхэттен-бич, через Брайтон-бич дальше на запад. Это место обладает огромной, даже по меркам Нью-Йорка энергией. В районах вокруг живёт множество приезжих и эмигрантов (родители Файнштейна тоже были приезжими) – квинтэссенция идеи американского плавильного котла. Пляж и расположенные на берегу аттракционы являются частью бесконечного праздничного карнавала, притягивая самых жителей всех национальностей и возрастов, наполняя это место непередаваемым колоритом.

Первые снимки юный вундеркинд Гарольд сделает уже в пятнадцать лет, к девятнадцати будет замечен галеристами, а к двадцати трём – случай уникальный – удостоится первой личной выставки. Начав снимать Кони-Айленд в конце 1940-х, Файнштейн будет туда возвращаться снова и снова, на протяжении почти шестидесяти (!) лет. А если изучить работы одного из наиболее выдающихся мастеров американской уличной фотографии, то страсть эта станет не только понятной, но и заразительной. Благодаря тому, что Файнштейн зачастую оставался верен чёрно-белой плёнке далеко не всегда можно сразу отличить фотографии 50-х, 70-х и 90-х годов. Фотографируя повседневность, Файнштейн выхватывает архетипические сюжеты, но подаёт их зрителю с максимальной искренностью и теплом.

Находится на фотографиях Файнштейна место мягкой добродушной иронии. Вот к целующейся парочке тянется собака, которой тоже хочется поучаствовать в сеансе коллективной нежности. Вот в разувающихся у ограды девушках мастер узнаёт балерин Дега. Вот компиляция фотографий набережной превращает пейзаж в нотный стан, а человеческие фигуры – в ноты. Дети, как вечный источник жизнелюбия и индивидуальности, являются обязательными «спутниками» мастера – «Мальчик в солнцезащитных очках», «Подростки, несущие девушку», «Прыжки на одеяле» и многие другие фотографии посвящены именно им.

Но не чужды работы Файнштейна эстетизма, хотя мастера сложно обвинить в погоне за эффектностью – он не ставил задачи перед собой переусложнить изображение, хотя с радостью принимал в дар изящно падающие тени или удачную симметрию объектов. Показательны в этом смысле фотографии «Полосы и тени», «Мужчина курит в закусочной» и «Мальчик под тротуаром». Хотя Файнштейн и позволял себе эксперименты, но делал это как будто походя. Среди работ можно отметить снимки в отражении («Человек в зеркале», «Деревенская...

В американской живописи существует понятие регионализм, которое подразумевает изображение художником преимущественно своих родных мест или региона, к которому они принадлежат. Так вот, если продлевать аналогию на фотографию, то Гарольд Файнштейн окажется регионалистом максимально кристаллизованным. Нет, он будет снимать и за пределами Нью-Йорка, даже за пределами США, но и в самом Большом Яблоке, которое запечатлевали и другие выдающиеся фотографы – от Беренис Эббот до Гарри Виногранда – Файнштена будет интересовать в первую очередь его родной район – Кони-Айленд.

Особенностью этого места в Бруклине являются его пляжи и длинная набережная-променад, тянущаяся от известного Манхэттен-бич, через Брайтон-бич дальше на запад. Это место обладает огромной, даже по меркам Нью-Йорка энергией. В районах вокруг живёт множество приезжих и эмигрантов (родители Файнштейна тоже были приезжими) – квинтэссенция идеи американского плавильного котла. Пляж и расположенные на берегу аттракционы являются частью бесконечного праздничного карнавала, притягивая самых жителей всех национальностей и возрастов, наполняя это место непередаваемым колоритом.

Первые снимки юный вундеркинд Гарольд сделает уже в пятнадцать лет, к девятнадцати будет замечен галеристами, а к двадцати трём – случай уникальный – удостоится первой личной выставки. Начав снимать Кони-Айленд в конце 1940-х, Файнштейн будет туда возвращаться снова и снова, на протяжении почти шестидесяти (!) лет. А если изучить работы одного из наиболее выдающихся мастеров американской уличной фотографии, то страсть эта станет не только понятной, но и заразительной. Благодаря тому, что Файнштейн зачастую оставался верен чёрно-белой плёнке далеко не всегда можно сразу отличить фотографии 50-х, 70-х и 90-х годов. Фотографируя повседневность, Файнштейн выхватывает архетипические сюжеты, но подаёт их зрителю с максимальной искренностью и теплом.

Находится на фотографиях Файнштейна место мягкой добродушной иронии. Вот к целующейся парочке тянется собака, которой тоже хочется поучаствовать в сеансе коллективной нежности. Вот в разувающихся у ограды девушках мастер узнаёт балерин Дега. Вот компиляция фотографий набережной превращает пейзаж в нотный стан, а человеческие фигуры – в ноты. Дети, как вечный источник жизнелюбия и индивидуальности, являются обязательными «спутниками» мастера – «Мальчик в солнцезащитных очках», «Подростки, несущие девушку», «Прыжки на одеяле» и многие другие фотографии посвящены именно им.

Но не чужды работы Файнштейна эстетизма, хотя мастера сложно обвинить в погоне за эффектностью – он не ставил задачи перед собой переусложнить изображение, хотя с радостью принимал в дар изящно падающие тени или удачную симметрию объектов. Показательны в этом смысле фотографии «Полосы и тени», «Мужчина курит в закусочной» и «Мальчик под тротуаром». Хотя Файнштейн и позволял себе эксперименты, но делал это как будто походя. Среди работ можно отметить снимки в отражении («Человек в зеркале», «Деревенская поездка», «Огни Таймс-сквер»), панорамную съёмку («Аттракцион Music Ride», «Мальчики бегут к серфу», «Два мальчика на пирсе»), длинную выдержку («Наблюдая за гироскопом», «Ураган»), двойную экспозицию (одноимённое фото) и так далее.

То, что уличная фотография для Файнштейна – не случайный, а вполне осознанный выбор подчёркивают другие его блестящие работы выполненные в жанре портрета («Портрет Джорджины, «Румынская девушка со шторами», «Майкл Уилсон»), пейзажа («Лошадь на туманном пастбище», «Лебедь, небо и вода», «Овцы под облаками»), репортажной съёмки («Армейская тренировка», «В тесноте», «Вид из иллюминатора»), натюрморта («Цветение тыквы», «Филодендрон с раздвоенными листьями», «Шторы моей матери»), ню («Две женщины в пятнистом солнечном свете») и просто подмечающие фактурные детали («Четыре торса», «Спина лошади», «Руки танцоров»).

Невероятно одарённый и преумноживший последовательным трудом свой успех, Файнштейн стал одним из важнейших представителей Фотолиги и оказал огромное влияние на нью-йоркскую школу фотографии. В поздний период творчества он экспериментировал с цветными фото, сканографией, коллажами и стал весьма коммерчески успешен, но лучшими своими снимками до последних дней считал те, что были сделаны им на Кони-Айленде.

Автор: Дмитрий Николов

Ещё
Нет доступных фотографий
Не возможно загрузить подсказку
Доступно в Google Play

Z

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.