Советские послевоенные фотографы: от аполитичной искренности к сюрреализму

Советская послевоенная фотография, пусть черпая вдохновение в работах предшественников и будучи ограниченной определёнными идеологическими рамками, тем не менее, находила способы обходить табу и выискивала новые, более соответствующие духу времени сюжеты. Пафос уступил место искренности, частное...

Советская послевоенная фотография, пусть черпая вдохновение в работах предшественников и будучи ограниченной определёнными идеологическими рамками, тем не менее, находила способы обходить табу и выискивала новые, более соответствующие духу времени сюжеты. Пафос уступил место искренности, частное стало фотографам интересней общегосударственного, уличной фотографии было суждено доминировать над репортажной, хотя сохранились как традиция экспериментального, так и постановочного фото. Внутрисоветские эпохи сменялись, ослабление авторитарной власти государства позволяло авторам двигаться в прежде табуированных направлениях: от сюрреализма до эротики.

Этот материал – логическое продолжение цикла о советской фотографии, начатого советским авангардным фото и продолженного военной подборкой лучших фотографов страны Советов. Огромная эпоха, уместившаяся в скромные семьдесят лет, была пропитана великими свершениями и печальными событиями, она создала яркие характеры и типажи, предвосхитила нас и предопределила развитие всей мировой истории, даже канув в небытие. Каждый из приведённых ниже 26 фотографов – свидетель этой эпохи, преломивший в объективе собственной камеры её величественную и тревожную необъективность.

Дмитрий Бальтерманц (1912 – 1990)

Дмитрий Николаевич Бальтерманц – легенда документальной фотографии. Расцвет его популярности пришёлся на годы хрущёвской «оттепели», когда в печать пустили многие фронтовые фотографии мастера. После войны он снимал для журнала «Огонёк», а с 1965 года возглавлял его фотоотдел. Издание в советский период расходилось миллионными тиражами, разнося работы Дмитрия Николаевича по городам и весям. Его обложки вырезали и вешали на стены для красоты, а фамилия автора стала нарицательной; «бальтерманцами» называли начинающих фотографов. Мастерски сочетая репортаж с постановочной фотографией, он вывел собственную формулу соцреализма, снимая и парадные портреты первых лиц государства, и бытовые сцены.  

Юрий Абрамочкин (1936 – 2018)

Юрий Абрамочкин – классик советского фото, по-хорошему «системный», продолживший традиции старшего поколения фотографов, мастер. Соцреализм как он есть: великие люди эпохи (политики, космонавты, артисты), трудовой народ (пастухи, строители, рыбаки), счастливое подрастающее поколение (дети, куда без них). Казалось бы, всё это было снято и снято не один раз, но в том и состоит мастерство фотографа, чтобы взглянуть незамутнённым свежим взглядом на бурлящую реку круговорота жизни.

Семён Фридлянд (1905 – 1964)

Всё прекрасно на фотографиях Семёна Осиповича. В них и трава зеленее, и солнце ярче, и деревья выше. Многие его работы настолько пропитаны идиллическими нотами, что их скорее можно принять за открытки. Уже в 1940-х годах Семён Фридлянд начал снимать на цветную плёнку немецкого производства Agfa. В ярких красках он запечатлевал советскую жизнь, труд и досуг. Пейзажи летних курортов и чистые городские улицы, рабочие и колхозники, пшеничные поля и металлургические комплексы – всё радует глаз ностальгирующему поколению энергией жизни и процветания.

Евгений Умнов (1919 – 1975)

Представитель старой школы классической советской репортажной фотографии, Евгений Умнов снимал восстанавливающуюся после Великой Отечественной страну, её стройки и парады, но прославился в первую очередь как советский Эдгар Дега – делая снимки балерин. Даже величественную Майю Плисецкую затмил простенький сюжет о балеринах у стойки буфета, ставший одним из самых узнаваемых снимков эпохи.

Эдуард Песов (1932 – …)

Эдуард Песов – представитель не столь популярной теперь, но весьма важной для тогдашнего общества профессии политического фотокорреспондента. В его объективе побывала половина генсеков СССР и других государственных деятелей рангом поменьше. Но Песов не был бы так интересен и значим, если бы отделывался лишь скучными протокольными снимками. Ему принадлежат фотографии вершителей судеб мира, застигнутых порой в весьма неформальной обстановке.

Леонид Лазарев (1937 – 2021)

Творчество Леонида Николаевича Лазарева не отделить от жизни Москвы, где он родился. Начиная с 1957 года, вёл фотохронику всей многоликости, перемен и атмосферы советской столицы, став одним из её первых стрит-фотографов. Но ещё Лазарев снимал по всему Союзу. С неизменным душевным подъёмом он полвека наводил объектив на случайных горожан и звёзд первой величины, эпохальные события и лирические сюжеты. О своём состоянии в процессе фототворчества Леонид Лазарев говорил: «Я, когда начинаю снимать, так настраиваю механизм сознания, как скрипач перед концертом настраивает скрипку. Ни разговаривать, ни как-то ещё контактировать с людьми я в такие моменты не в состоянии, в съёмочный процесс ухожу с головой. Если со мной заговорить, видение уйдёт, и тогда я прекращаю съёмку, потому что снова превращаюсь в обычного человека».

Лев Бородулин (1923 – 2018)

Работы Льва Бородулина признали эталоном спортивной фотографии далеко за пределами СССР, а его самого – звездой мировой фотографии. Он не просто фиксировал достижения Советского Союза на Олимпиадах, чемпионатах и спартакиадах. Мастерское умение в одно мгновение расставить акценты и выстроить композицию возводило кадры Бородулина в разряд высокого искусства. Его снимки становились эмблемой эпохи, а запечатлённые в них герои воплощали саму суть спорта – эмоционального и напряжённого.

Наум Грановский (1910 – 1984)

Уникальность фотографий Наума Самойловича Грановского отчасти проистекает из его особого статуса. Будучи государственным фотографом, он имел допуск на запретные высоты, откуда мог вести потрясающие панорамные съёмки. Грановский ушёл от завалов и необычайных ракурсов, свойственных советским конструктивистам. Его богатые деталями фотографии чётко сообщают о масштабах градостроительства, тонкостях городского быта и стиле времени.

Всеволод Тарасевич (1919 – 1998)

Всеволод Сергеевич Тарасевич начал публиковаться ещё до войны; Великую Отечественную прошёл фотокорреспондентом и обрёл первую известность с серией снимков «Ленинград в блокаде». Следуя заложенному в военный период гуманистическому мировоззрению, Тарасевич взял за основу принцип «прежде всего – человек» и стал ключевым выразителем идей оттепели в фотографии. Эстетика его работ полагалась на искренности и простоте, кто бы ни оказался перед объективом – студенты МГУ, пара под зонтом («Поцелуй», 1966) или Дмитрий Шостакович. К слову, портретом композитора Тарасевич буквально совершил переворот в репортажном жанре («Двенадцатая симфония», 1961).

Владимир Лагранж (1939 – …)

Безусловный классик Владимир Лагранж был одним из флагманов оптимистического направления в репортажной и уличной фотографии, равноудалённого от зарождающегося критического реализма и соцреализма с его обязательным догматизмом. Героями Лагранжа зачастую становились самые непосредственные, щедрые на эмоции возрастные категории: дети, подростки, молодёжь. Искренность, остроумие и приятный лёгкий юмор отличают его работы.

Нина Свиридова (1933 – 2008) и Дмитрий Воздвиженский (1942 – 2005)

Союз Нины Свиридовой и Дмитрия Воздвиженского представляет собой уникальное явление. Муж и жена смогли слить не только свои гражданские, но и творческие судьбы воедино. Подчёркнутая аполитичная, далёкая от политизированности жизнерадостность их фотографий бьёт ключом. Влюблённые, молодожёны и дети составляют не только логично замыкающийся круг, но и главные темы супругов. Внимательность в выборе сюжетов и лёгкость в обращении с различными техниками съёмки являются отличительной чертой творчества Нины Свиридовой и Дмитрия Воздвиженского.

Николай Хорунжий (1907 – 1979)

Так вышло, что Николай Хорунжий, классик соцреализма, бывший «старшим товарищем» для плеяды послевоенных фотографов, предвосхитил появление после долгого перерыва новой волны фотографов ню. «Новая квартира» получила признание и одновременно была подвергнута санкциям со стороны Министерства культуры, что не помешало ей обрести статус культовой. Вместе с «Догулялся» они стали визитной карточкой Николая Хорунжего.

Валдис Браунс (1945 – …)

Латвия, как и остальные прибалтийские республики, считавшаяся территорией относительной свободы, позволяла своим уроженцам чуть более смелые эксперименты. После эротизма и свободной любви 1920-х советское искусство приняло целибат, против которого мягко, но смело выступили фотографы вроде Валдиса Браунса, отступив на время от традиционных пасторальных сюжетов.

Виктор Ахломов (1938 – 2017)

Виктор Васильевич Ахломов верил, что фотография – божественное изобретение, а главный из всех жанров – фоторепортаж. Он пришёл в профессию в конце 1950-х и брался за любые сюжеты. Портреты знаменитых современников наделял необычайной лёгкостью и жизненностью; городские панорамы – поэтичностью. Виктор Ахломов опасался, что человечество может умереть от лености и нелюбопытства глаза. За репортажем всегда помещал художественный образ, а, снимая народные толпы, искал главный ингредиент – искреннюю эмоцию.

Владимир Ролов (1953 – …)

Владимир Ролов из тех, кто познаёт своё призвание с детства. С восьми лет начал осваивать камеру, а в 13 уже пришёл в журналистику – стартовал с должности внештатного фотокорреспондента газеты тракторного завода. Его герои – доярки, учителя, строители, пенсионеры и милиционеры. Их простую жизнь фотографировал Ролов по Западной Сибири и уголкам Зауралья. Зрители обычно говорят, что его снимки щемящие сердце, а жизни в них больше, чем в настоящем.

Сергей Васильев (1939 – …)

Всю жизнь, оставаясь провинциалом, Васильев сумел стать всемирно известным благодаря теплоте и искренности своих снимков. За простоту и искренность ему прощались на первый взгляд табуированные обнажённые тела. Человеческое тело для Сергея Васильева было по-ренессансному красивым, и поэтому он искал не просто наготы как таковой, но наготы оправданной художественным замыслом. Однако, не наготой единой – фотограф не менее деликатно обходился с каждым встреченным им сюжетом, даже вполне прозаическим.

Игорь Гневашев (1936 – 2016)

Игорь Гневашев – один из самых знаменитых фотолетописцев кинематографа сумел поработать с Андреем Тарковским, Василием Шукшиным, Георгием Данелия (нередко играя, к слову, роли второго плана). При этом ему совсем не чужды были лаконичные и меткие зарисовки «с натуры»: от мечтательных до остросоциальных.

Валерий Плотников (1943 – …)

Валерий Плотников специализировался на портретной съёмке, которая вскоре и сделала из него штатного летописца столичной богемы. Он фотографировал всех безоговорочных звёзд вроде Михалкова, Высоцкого, Смоктуновского и Пугачёвой, его приглашали осветить для внутрибогемной «тусовки» визиты заезжих титанов вроде режиссёра Антониони или сделать семейное фото для актёрской/певческой династии. Подход Плотникова не формальный, демократичный позволял показать его героев не просто глянцевыми идолами – а живыми, настоящими людьми.

Лев Шерстенников (1938 – …)

В объективе Льва Шерстенникова человек от момента своего рождения и до восхождения к звёздам. Легендарный фотожурналист полотном своих работ создавал портрет целой эпохи. Он снимал врачей в операционных и артистов балета на репетициях, жизнь в деревне и в городе, уличную романтику и студентов на уборке картошки, политиков и арестантов на зоне. Всю профессиональную жизнь хранит убеждение, что без фотоаппарата бессмысленно присутствовать где-либо, ведь фотография – это инструмент познания мира.

Вильгельм Михайловский (1942 – 2018)

Латыш, как и Браунс, Михайловский пошёл в своих экспериментах ещё дальше и дело здесь вовсе не в наличии скромного ню, но в тяготении к сюрреалистической композиции, подкрепляемой умелым фотомонтажом, сложных сюжетах с философскими отсылками. Работы Михайловского весьма контрастно выделяются на фоне советской фотографии и, даже запечатлевая почти бытийные сюжеты, оставляют для внимательного зрителя дополнительный смысловой подстрочник.

Владимир Вяткин (1951 – …)

В 1985 году Международная организация журналистов (IOJ) присвоила Владимиру Вяткину статус «Международный мастер фотожурналистики». Кроме того, на его счету более 200 наград, среди которых премия Golden Eye. Шесть раз он становился лауреатом конкурса World Press Photo и восемь раз «Серебряной камеры». Главенствующими в своём творчестве Владимир Юрьевич избрал общественно-социальные темы, искусство и спорт. Превосходное владение стилистическими приемами, способность видеть, позволяет ему снимать так, как никто другой и по праву считаться самым творческим отечественным фоторепортёром. Вяткин и ныне наиболее заинтересован в сочетании художественности и документальности, какой бы ни была сфера съёмки: спорт, политика, балет или война.

Николай Бахарев (1942 – …)

Николай Бахарев одним из первых перешёл черту, разделяющую редкое стыдливое советское ню и откровенную несоветскую эротику. Его работы, сексуализированные донельзя, по сути, выходят за рамки сексуального, напоминая больше документальные проекты о замалчиваемой прежде стороне частной жизни советских граждан. Строго регламентированная и конформистская де-юре, де-факто она оказалась раскрепощённой и свободной. Работы Бахарева не ищут идеальных форм и сложных композиций, они являются, пусть вуайеристским, но документальным свидетельством феномена позднесоветской сексуальной революции.

Георгий Пинхасов (1952 – …)

Несмотря на то, что единственный отечественный представитель агентства Magnum стал известен снимками, появившимися в 1990-е, его заметили на западе именно на закате Советской эпохи. Отработав фотографом при киногруппе Тарковского, Пинхасов отправился в свободное плавание, задерживая взгляд на сценах бытовых, почти легкомысленных, но выдающих порой тревожное предчувствие грядущего краха сверхдержавы.

Сергей Борисов (1947 – …)

Подобно Валерию Плотникову, Сергей Борисов стал живописцем богемы, но иной – неофициальной. В его объективе отразилась, как в призме, обновлённая Перестройкой творческая жизнь. Его «моделями» были Виктор Цой, Вячеслав Бутусов, Motley Crue и многие другие тогдашние культуртрегеры. Впрочем, не чужды были автору и психологично-меткие бытийные зарисовки.

Александр Абаза (1934 – 2011)

Александра Абаза можно назвать одним из главных продолжателей довоенной фотографической традиции. Его работы пронизаны не только традиционными мотивами вроде отображения индустриальных или спортивных свершений, но в них сохраняется авангардный подход к фотографии. Его внимание к визуальным созвучиям, неутомимость в экспериментах выделялись на фоне творчества других фотографов, ищущих более простые и менее пафосные способы выражения. Снимки Абаза же взяли лучшее из уходящей эпохи с поправкой на актуальное сегодня. Ставшее для нас «вчера», оно, тем не менее, не потеряло ни в красоте, ни в творческой свободе, отличающей подлинного художника.

Юрий Иванов (1939 – …)

Юрий Иванов из тех фотографов, за большинством фотографий у которых стоит человеческая история. Вот две близняшки, не сговариваясь родившие в один день, вот деревенская девчушка, родом из-под недавно рванувшего Чернобыля, а вот и последний миг существования Советского Союза, открывшийся ему, единственному из фотографов. Большинство репортажей мастера связано с жизнью родной Белоруссии. Репортажные фото Юрия Иванова просятся к зрителю, желая наперебой рассказать ему самые разные истории: удивительные, радостные, трагические…

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности
Не возможно загрузить подсказку