Лизетта Модел: бескомпромиссные портреты

Фотограф-документалист Лизетта Модел своими честными, наполненными энергией, портретами создала своеобразную нишу в привычной для многих уличной фотографии. Она игнорировала правила...

Фотограф-документалист Лизетта Модел своими честными, наполненными энергией, портретами создала своеобразную нишу в привычной для многих уличной фотографии. Она игнорировала правила съёмки, обрезала кадр максимально крупно, бесцеремонно «приближая» героев своих снимков. Модел фотографировала праздных аристократов в Ницце, слепых попрошаек на улицах Парижа, разбитных горожанок Нижнего Ист-Сайда, наслаждающихся жизнью купальщиков. Радость, печаль, пронзительное одиночество, в её портретах сосредоточена сама жизнь, её неприкрытость, искренность, жестокость и милосердие.

Лизетта Модел (Lisette Model) – полное имя Элиза Амели Фелиси Стерн родилась в богатом особняке царственной Вены. Отец был успешным итало-австрийским врачом еврейского происхождения, мать – католичка с юго-востока Франции. Лизетта получила достойное домашнее образование, девушка знала три языка, профессионально занималась игрой на фортепиано. Её педагогом был Арнольд Шенберг, благодаря которому она познакомилась с современным европейским искусством, подружилась со многими художниками-авангардистами, увлеклась творчеством Густава Климта.

О таких, как Лизетта, говорят «родилась с серебряной ложкой во рту», но девушка не чувствовала себя счастливой, о детстве, юности она вспоминала сдержано. Был конфликт с отцом, который стал причиной эмоционального надлома. Лизетта замкнулась в себе. Глубокая, честная, ей захотелось выразить свои мысли, чувства, с помощью искусства. Модел восхищалась силой экспрессионистов, в частности климтовской манерой «крупного плана», когда энергия изображения буквально вырывается за рамки холста.

Переехав в Париж в 1924 году, она продолжила заниматься музыкой, брала уроки пения, но вскоре перешла в живописный класс художника Андре Лота. Её «коллегами» по мольберту стали Анри Карте-Брессон, Георгий Гойниген-Гюне, которые в это время также проходили обучение у художника. Примечательно, что Андре Лот, сам того не ведая, воспитал целую плеяду знаковых фотографов, включая саму Лизетту Модел.

Интерес к фотографии у девушки пробудила сестра Ольга. Та хорошо управлялась с камерой, разбиралась в технических моментах. Лизетта купила свой первый фотоаппарат, фотоувеличитель и решила, что станет техником в фотолаборатории. Она передумала после нескольких уроков и ценных советов подруги Ольги – Роги Андре. Роги тогда была замужем за Андре Кертесом и сама увлекалась фотографией. «Фотографируй только то, что тебе интересно», - призывала она Лизетту. Роги научила девушку пользоваться её первой камерой Rolleiflex, заразила своим энтузиазмом.

Навещая летом 1934 года мать во Франции, Лизетта захватила фотоаппарат и отважилась снять одну из самых известных своих серий – «Ривьера». На этих снимках ленивые, надменные аристократы запечатлены во время отдыха на Английской набережной Ниццы. Выразительные фотографии тут же опубликовал коммунистический журнал Regards. Нью-йоркские газеты буквально вцепились в эти кадры, награждая их эпитетами «жадность» и «скука», рассуждая почему Франция пала.

Модел возмутило такое отношение. Позже, она скажет своим ученикам: «Я не была социальным критиком или философом-моралистом, описывающим упадок современной Европы. Я показала людей на Английской набережной в точности такими, какими они предстали передо мной. Видите, что происходит, когда вы выставляете свою работу на всеобщее обозрение? Забудьте о том, что последнее слово будет за вами».

Но громкий резонанс не испугал Модел. Обручившись с парижским художником-конструктивистом, она перебралась в США, поскольку оба супруга были евреями и в предвоенной Европе находится было небезопасно. В США Модел влюбилась в ритм и энергию большого города. С фотоаппаратом наперевес она в одиночку забиралась в самые небезопасные районы, исследовала весь Нижний Ист-Сайд, её влекло на Кони-Айленд. Ей нравились эксцентричность, гротескность местных жителей, их естественность, любовь к жизни. Она не была форматным фотографом. Первой работой Модел для Harper's Bazaar стал снимок крупной женщины купальщицы, которая положив руку на бедро с большим удовольствием позирует, словно дива. В её фигуре столько жизни, любви к себе, эта фотография поразительно современна, хотя снята в 1940-м году. Модел не стремилась унизить человека, ей хотелось показать, что в многообразии жизни её подлинность и богатство.

Какое-то время Лизетта Модел активно сотрудничала с журналами, была участником Нью-Йоркской фотолиги. В 1941 году состоялась её первая выставка, инициированная Лигой. Карьеру фотографа затормозило обвинение ФБР в сотрудничестве с коммунистической партией. Якобы через свои саркастические снимки Модел высмеивает американское общество. Чтобы остаться в фотографии ей пришлось сосредоточиться на преподавании. Студенты вспоминают с каким вдохновением она преподавала фотоискусство. Среди её учеников была Диана Арбус, которая близко дружила с Модел всю жизнь. Именно свойственная снимкам Модел дерзость помогли Арбус открыть в себе смелость снимать то, к чему её на самом деле влекло. Так в кадре Арбус возникли цирковые уродцы, странные отчужденные люди, фантасмагория человеческого общества. Модел научила Арбус не подвергать свои снимки самоцензуре, снимать то, что по-настоящему влечёт, выпускать наружу тайные миры.

Лизетта Модел преподавала до самой своей смерти в 82 года. Буквально за несколько дней до кончины она давала урок студентам. После ухода в её доме были найдены сотни негативов, которые она оставила ненапечатанными. В последние годы жизни фотограф продолжала снимать. Среди непроявленных работ - серия о хиппи из Сан-Франциско, фотографии стариков в доме престарелых, портреты её мужа. При изучении негативов исследователи её творчества лишь утвердились в том, что многие герои были запечатлены Модел в полный рост, но фотограф нещадно кадрировала свои снимки, фокусируя всё внимание на фигуре человека. Фирменность, нерв её портретов зашкаливает и по сей день, они говорят нам о том, что жизнь несовершенна и этим прекрасна, что летопись в лицах – самое честное свидетельство человеческого бытия.

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности