Лиза Соргини: проникая в суть вещей

Лиза Соргини: проникая в суть вещей

Австралийский фотограф Лиза Соргини заурядные сцены жизни превращает в кинематографические кадры, наполняя их драмой и тонким видением художника. Соргини – интуитивный фотограф, от её снимков перехватывает дыхание и мурашки бегут по коже.

«Убеждена, хорошая фотография должна вызывать не только эмоциональную, но и физическую реакцию, - говорит Лиза. – Трепетание сердца, вздох. Прежде чем нажать на затвор, я пытаюсь найти то, что действительно может встряхнуть чувства».

Работы Соргини выделяет то, что они пропитаны объёмной документальностью. Объект, на который обращено внимание – не просто ребёнок, ветка, цветок, крона дерева, сетка-рабица, большое облако. Через снятые образы у неё получается рассказать историю.

«Мне нравится, что моя фотография часто может выразить то, что у меня не получается сделать словами», - из интервью в интервью повторяет Лиза.

Серия «Лесной пожар, наводнение и вирус» о цепи катастроф, которые пережила восточная Австралия в «черное лето» 2020 года, лучшее доказательство тому, что образ иногда может звучать пронзительней и ярче многих пересказов. Тревожный пурпурный тон фотографий, дымка, раскалённая по ощущениям земля выглядят как надвигающийся апокалипсис. Играющие в этом огне дети, цветущие розы максимально неуместны и тревожны.

В то страшное лето в Австралии были уничтожены миллионы гектаров земли и леса, погибли люди, не стало более миллиарда млекопитающих, птиц, животных. За пожарами последовало наводнение. По жестокой иронии, от него пострадали те же районы, что были уничтожены огнём. Через месяц после наводнения случилась пандемия Covid-19

«В стране возникла коллективная тревога, которую я переживала, как мать новорождённого и четырехлетнего ребенка. Во мне соперничали два чувства – борьбы и бегства. Изо всех сил я старалась найти баланс между отчаянием и опустошением, при этом важно было выглядеть позитивной для своих детей. Это очень непросто», - вспоминает Лиза.

Исполненные тревоги кадры у Соргини каким-то удивительным...

Австралийский фотограф Лиза Соргини заурядные сцены жизни превращает в кинематографические кадры, наполняя их драмой и тонким видением художника. Соргини – интуитивный фотограф, от её снимков перехватывает дыхание и мурашки бегут по коже.

«Убеждена, хорошая фотография должна вызывать не только эмоциональную, но и физическую реакцию, - говорит Лиза. – Трепетание сердца, вздох. Прежде чем нажать на затвор, я пытаюсь найти то, что действительно может встряхнуть чувства».

Работы Соргини выделяет то, что они пропитаны объёмной документальностью. Объект, на который обращено внимание – не просто ребёнок, ветка, цветок, крона дерева, сетка-рабица, большое облако. Через снятые образы у неё получается рассказать историю.

«Мне нравится, что моя фотография часто может выразить то, что у меня не получается сделать словами», - из интервью в интервью повторяет Лиза.

Серия «Лесной пожар, наводнение и вирус» о цепи катастроф, которые пережила восточная Австралия в «черное лето» 2020 года, лучшее доказательство тому, что образ иногда может звучать пронзительней и ярче многих пересказов. Тревожный пурпурный тон фотографий, дымка, раскалённая по ощущениям земля выглядят как надвигающийся апокалипсис. Играющие в этом огне дети, цветущие розы максимально неуместны и тревожны.

В то страшное лето в Австралии были уничтожены миллионы гектаров земли и леса, погибли люди, не стало более миллиарда млекопитающих, птиц, животных. За пожарами последовало наводнение. По жестокой иронии, от него пострадали те же районы, что были уничтожены огнём. Через месяц после наводнения случилась пандемия Covid-19

«В стране возникла коллективная тревога, которую я переживала, как мать новорождённого и четырехлетнего ребенка. Во мне соперничали два чувства – борьбы и бегства. Изо всех сил я старалась найти баланс между отчаянием и опустошением, при этом важно было выглядеть позитивной для своих детей. Это очень непросто», - вспоминает Лиза.

Исполненные тревоги кадры у Соргини каким-то удивительным образом получается сделать возвышенно красивыми. Бегущий из чащи деревьев мальчик будто сошёл с полотен Рембрандта и Вермеера.

«Красивые, абсурдные и жуткие вещи часто идут для меня рука об руку», - говорит о своём творчестве Лиза.

Искусство и красоту она умеет находить в обыденных, часто не самых приятных обстоятельствах. Пандемия и вынужденная изоляция побудили Соргини снять ещё один не менее знаковый проект в духе модного сейчас направления – «случайный ренессанс» (к этой категории относят снимки современной реальности, которые напоминают полотна художников эпохи Возрождения). Роли Рафаэлевских Мадонн фотограф предложила исполнить обычным женщинам с детьми, которые из-за пандемии оказались в заточении своих домов. Чтобы не нарушать требований самоизоляции, Соргини фотографировала женщин сквозь стекло. Оконная рама стала обрамлением для её портретов. Ни с кем из своих моделей Лиза предварительно не виделась. Общение проходило через соцсети. С фототехникой Соргини приходила к условленному дому. Съёмки были назначены на вторую половину дня, когда мягкое солнце золотило тела и создавало красивые глубокие тени.

На её снимкам младенцы, похожие на упитанных херувимов на руках у своих матерей, гроздья винограда, пурпурные ломти арбуза, легкие одежды, драпировки. В этих изображениях признаки современности уходят на второй план, они кажутся вневременными классическими портретами из экспозиции художественного музея. Стекло, которое отделяет от внешнего мира, создало необходимое напряжение. Оно подчеркнуло двойную изоляцию, которую испытывают женщины: из-за пандемии и необходимости всегда находиться рядом с ребёнком.

«Окна – это барьер, который удерживает женщину, - делится Соргини. – Общество не говорит нам о том, что к материнской любви примешивается потеря личности, порою отчаяние. Матери часто чувствуют себя совершенно одинокими, но в то же время жаждут этого одиночества, тоскуя по своим детям, стремясь всегда быть рядом с ними».

Взгляд через призму – излюбленный приём Соргини. Сняв серию «Цветы под водой» («Осколки цветов под водой»), она показала, что изображение может быть не только красивым. От её фотографий веет холодом, влажностью, сочностью, они кажутся живыми, бурлящими. Вода, как правильная оптика, подчёркивает причудливость формы, переливы цвета, фактурность соцветий.

Чтобы у фотографа в момент съёмки получилось задействовать все свои чувства, Лиза советует чаще обращаться к неизвестному: бывать в непривычных местах, путешествовать, испытывать новые ощущения. Желание заниматься фотографией у неё возникло как раз во время трёхмесячного путешествия по Вьетнаму в 2006 году.

«Хотелось запечатлеть не только достопримечательности, но и то, как места ощущаются, пахнут, как они звучат. Я понимала, что фотография – визуальный носитель, но каким-то образом у меня это вышло».

Лиза – тонкий психолог, чувствительный художник. В своих обычных-необычных фотографиях она ловит суть момента. Её снимки – это пригородные улицы, пустыри, странные забытые предметы. Они словно убеждают зрителя подумать, почему фотограф к ним обратился, какую историю он хотел рассказать: «Меня интересует чувство одиночества во многих моих образах. Его в изобилии можно встретить в природе. Одиночество необходимо, что лучше понять себя, почувствовать момент».

Фотограф живёт в штате Новый Южный Уэльс на юго-востоке Австралии. У неё двое маленьких сыновей и дочь, которых она воспитывает в домике на пляже. Её собственное детство прошло в городе Аделаида в красивом и большом фермерском доме. Чувственностью и эмоциональностью она обязана своей итальянской семье.

Соргини черпает вдохновение из фильмов Уэса Андерсона, её восхищает операторская работа Роберта Дэвида Йомена, которого она считает гением идеально выстроенного кадра. Лиза фанат творчества американской писательницы Патти Смит – ей близко стремление писательницы сделать искусство приоритетом своей жизни, всегда быть спонтанной и разносторонней: «Я также не хочу, чтобы моё творчество стало слишком структурировано. Этого так много в современной жизни. Фотография – моё маленькое святилище свободы и я стремлюсь сохранить его таким. Невозможно «найти» свой стиль, почувствовать свою эстетику. Он найдёт тебя сам – если ты дашь ему пространство».

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Нет доступных фотографий
Не возможно загрузить подсказку