Кэмерон МаКкул: фотографии в духе «после вечеринки» и гламур декаданса

Буйные, живые, панковские снимки калифорнийского фотографа...

Буйные, живые, панковские снимки калифорнийского фотографа Камерона МакКула проповедуют культ гедонизма – лихорадочное безумие спонтанных вечеринок, чувственность ночи, меланхолию утра «после». Атмосфера раскрепощенности добавляет фотографии МакКула живой «выпуклости», динамичности, скульптурности. Каждый его снимок словно одушевлённая анимация. Фотограф филигранно удерживается на тончайшей грани между поэзией и откровенным гранжем: заигрывая с порочной эстетикой, он остаётся на стороне живописности и красоты.

МакКул начинал как музыкальный фотограф. Отсюда его талант придавать статичному изображению подлинную живую энергию. Как говорит он сам, у фотографа на сцене не бывает второго шанса, упущенный момент больше не повторится.

«Если не получается сделать снимок сразу, то мне это больше не интересно».

Он получил свой первый 35-миллиметровый плёночный фотоаппарат в подарок от бабушки, которая сама была увлечена фотографией. Мать Кэмерона занималась живописью и пыталась привлечь сына к искусству. Мальчик выбрал компромиссный вариант – он изготавливал листовки для музыкальных шоу и это позволяло ему ходить на все концерты. МакКул снимал артистов на сцене, за кулисами, во время гастролей. Ему был близок репортажный стиль съёмки, это давало ощущение близости со всем, что происходило вокруг. Выразительность, яркость работ МакКула привлекли не только музыкальных, но и модных редакторов.

«Мода и музыка пересеклись естественным образом, — говорит он, — и эти линии продолжают красиво размываться».

МакКул привнёс в модную фотографию энергию спонтанности, которая делает каждый кадр уникальным и побуждает у зрителя интерес узнать его историю. Он считает, что эмоцией кадр «заряжает» максимальная близость к объекту съёмки, вовлеченность в происходящее и момент, когда маска спадает. Возможно, по этой причине всё, что снял МакКул не выглядит как нарочная постановка, кажется, что фотограф просто один из участников безудержной вечеринки. Чаще всего так и бывает. У него много друзей в музыкальной индустрии, которых он привлекает к очередной съёмке.

МакКул часто в сердцах ругает свою плёночную камеру, которая порою не позволяет ему быть ещё более спонтанным. Настройка диафрагмы, выдержки, фокусировка отнимают драгоценное время, но он по-прежнему продолжает носить с собой свой «неуклюжий» Canon Sure, снятый с производства ещё в восьмидесятых годах.

«Постоянно спорю сам с собой, но всё ещё пользуюсь первой камерой, которую купил, — говорит фотограф. - Я сам сканирую то, что снял – это экономит кучу времени».

Он с трепетом вспоминает момент, когда осознание фотографии как мощного выразительного средства, задало вектор его творчеству.

«Однажды в вестибюле отеля на крайнем столике я увидел альбом фотографий Уильяма Эгглстона. Я буквально потерялся в его мире, его власти над композицией и цветом. Настолько был увлечён альбомом, что когда поднял голову, понял, что уже стемнело. Возникло непреодолимое желание украсть эту книгу, но меня засёк коридорный».

МакКул снимает с ранней школы, он шутит, что лучшей инвестицией в собственное творчество стала продажа коллекции покемонов, на вырученные деньги он докупил необходимое оборудование. Сейчас фотографу 29 лет, он по-прежнему живёт в Калифорнии. Сотрудничает с журналами Vogue, Numero и Interview. Для журнала i-D МакКул снял портфолио восходящих актёров в Лос-Анджелесе.

Чувственный, поэтический декаданс фотографий МакКула – словно привет панковским 70-м. Времени, когда деньги ещё не извратили суть подлинного творчества.

Для начинающий фотографов он готов дать лишь один совет: «Убедитесь, что вы хотели бы заниматься фотографией даже бесплатно. Как только смирились с этим – можете свободно творить».

Больше работ Кэмерона МакКула можно найти в его соцсетях.

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности