Иэн Хоуорт: цвет одиночества

«Мне нравится идея создавать миры, которые люди воспринимали бы как знакомые, но находили слегка тревожными из-за пустоты», - размышляет о своих кинематографических снимках фотограф Иэн...

«Мне нравится идея создавать миры, которые люди воспринимали бы как знакомые, но находили слегка тревожными из-за пустоты», - размышляет о своих кинематографических снимках фотограф Иэн Хоуорт (Ian Howorth). Одиночество для Иэна стало лейтмотивом его художественного высказывания. Родившись в Перу, сменив три страны, девять домов, прежде чем осесть в Англии, Иэн интуитивно пытается заполнить чувство, когда ты «ниоткуда», собрав из случайных обрывков пространств и мест «пазл» самого себя. Снимки Хоуорта вызывают мощное состояние дежавю, втягивают зрителя в это тонкое, очень личное переживание, погружают в мир своих собственных воспоминаний.

Во «Французском вестнике» Уэса Андерсона один из героев картины признаёт с горечью: «Нам иностранцам непросто. Ищешь, что потерял, теряешь то, что покинул. Может, если повезёт, мы найдём, что потеряли в месте, что называли домом». У Иэна изначально не было такого места. Девять домов – который из них назвать тем самым? Как кто-то учится ходить, говорить, любить, переживает опыт взросления, Иэн все сознательные годы пытался установить связь со своим внутренним «домом». Задача не из простых – в чужой стране, чужой культуре найти отголоски чего-то близкого, почувствовать родство с краем, в котором ты оказался волею жизненных обстоятельств.

«Мои фотографии – это способ установить связь с местом, которое уже двадцать лет кажется мне более родным, чем любое другое, но которого я не чувствую. Мне приходится этому учиться».

С раннего детства он жил на две страны. Отец – англичанин, мать – перуанка. В 80-90-е Иэн часто бывал в Англии. В эмоциональном юношеском воображении отпечатались образы старых прокуренных пабов, оббитая сукном мебель в череде безликих отельных номеров, минималистичные британские пейзажи, туманные силуэты, огни пригородных трасс. Иэн на своих снимках словно играет с прошлым в догонялки. Он колесит по стране, намеренно выискивая, подобные «законсервированные» места, своего рода – капсулы времени.

«Одиночество учит сути вещей, ибо суть их тоже одиночество», - писал Иосиф Бродский. Постигая суть вещей, Хоуорт практически исключает из своих фотографий людей, либо снимает их обезличено, неузнаваемо. Он словно приглашает каждого из нас заполнить пространство таинственных мест деталями из собственного прошлого. «Кожа спины благодарна коже спинки кресла за чувство прохлады. Вдали рука на подлокотнике деревенеет». Кинематографичность миров Хоуорта, магическое воздействие плёнки, её материальность превращает каждый снятый им кадр в тактильную и осязаемую поэзию.

В сборнике эссе «Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества» писательница Оливия Лэнг рассказывает о мирах одиночества американского художника Эдварда Хоппера, творчество которого незримо присутствует в тревожных пейзажах, портретах Иэна Хоуорта. Хоуорт ничего не говорит о влиянии Хоппера. Сам он склонен искать истоки своего вдохновения в кинематографе. Родители киноманы привили ему эту любовь. Свою карьеру он также начинал со съёмок музыкальных клипов, короткометражных фильмов. Отсюда в его художественной эстетике эта завораживающая, порою даже пугающая документальность.

«Я всегда был очарован кинематографом. Ценил заботу и внимание, вложенные в каждый кадр кино. На мой взгляд, одной из черт кинематографического образа, помимо кадрирования и взаимодействия цветов, является баланс света. Я также всегда вижу глубину цвета, тональность, в первую очередь, и именно этого ощущения добиваюсь в своих работах».

Иэн против, когда изображение получает слишком много контекста. Его первая книга «Аркадия» намеренно вышла без текста, что было очень смело для фотографа-новичка. Такой подход оправдан, поскольку часто Хоуорт любит играть со зрителем в мистификацию. В классическом британском пейзаже увидеть кусочек Кубы, жаркого Майами, или родного Перу. Своими кадрами он говорит о том, что мир настолько мультикультурен, мы все так смешались, что в любом месте вам может привидеться родной уголок, стоит только избавиться от стереотипов и обратиться к собственным чувствам. Он шутит, что его фотографии, как вывернутый наизнанку фильм, когда оператор снимает, а режиссёр лишь после додумывает за ним сюжет.

«Я хочу попытаться раскрыть внутреннюю тайну с помощью выражения цвета и света. В современном мире нас часто кормят с ложечки – я думаю, что иногда хорошо просто оставить всё без ответа, оставить всё как есть».

Неизменная плёнка, которая дарит процессу ещё большую интуитивность, 35-миллиметровая камера, либо средний формат. Хоуорт посредством экспериментов нащупал свой визуальный язык. Он перепробовал множество камер, прежде чем признал, что негативы, снятые на Mamiya 7, поражают его всякий раз будоражащей потусторонностью, мистическим проявлением обыденности.

«Винтажная патина на моих изображениях – это мой способ вернуться к своему прошлому. Меня завораживает, что у каждой плёнки есть своя атмосфера. Что плёночная фотография – не просто готовый продукт, а прежде всего, состояние души. Она заставляет нас думать, каждый раз, прежде чем нажать на спуск. Учит терпению, поскольку вы не можете просматривать изображения каждый раз, когда делаете снимок. Фотография – это исследование – ничто не научило меня больше о мире и себе, чем часы в одиночестве, в поиске того самого кадра».

В 2019 году вышла книга Хоуорта «Аркадия» - ностальгические изображения «своего» Соединённого Королевства. Он работает над новой серией снимков под скромным названием «Мимоходом». На сайте фотографа представлена большая серия портретов, снятая в его фирменной цветовой палитре. Больше работ также можно посмотреть в его аккаунте инстаграм.

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности