Выдающиеся оперные театры в фотопроекте Дэвида Левенти

Выдающиеся оперные театры в фотопроекте Дэвида Левенти

Фотопроект «Опера» архитектурного фотографа Дэвида Левенти запечатлел около полусотни знаковых оперных театров мира на четырёх континентах, в более чем двадцати странах. В объектив Левенти попали самые роскошные театры мира, самые старые, самые большие, оперные театры, построенные звёздными архитекторами, украшенные знаменитыми художниками, крохотные самобытные залы, которые фотограф любовно называет «шкатулки с драгоценностями».

Одна из недавних работ Левенти – бирюзовый занавес Императорского театра во дворце Фонтенбло во Франции. Фотограф не мог не снять его, поскольку театр был закрыт для посещения более ста пятидесяти лет. Реставрация, на которую арабский шейх пожертвовал грандиозную суму, закончилась весной позапрошлого года. Левенти был в числе первых, поспешивших увидеть театр. Тот оказался настоящей капсулой времени, поскольку был сохранен в своём первоначальном виде.

Фотографии Левенти уникальны тем, что с подобного ракурса залы великих театров могут видеть лишь солисты и то отчасти. Тщательно выстраивая композицию с помощью широкоформатной камеры, Левенти стремится достичь в своих изображениях идеальной симметрии.

«Я уделяю пристальное внимание тому, чтобы линии были прямыми для идеального повторения, кривые изгибов потолка, верхние и нижние подиумы были параллельными и соответствовали евклидовой геометрии, - объясняет фотограф. – С помощью своей камеры я могу выровнять пространство так, что оно больше походит на картину».

Но строгий расчёт не главное, что влечёт Левенти к съёмке театров. Он признаётся, сердце замирает, когда оказывается в самом центре театральной сцены.

«Как сын двух архитекторов, я испытываю почти религиозное чувство. Это самая священная часть оперного театра, дающая вам ощущение благоговения. С этой точки видно почти всё. Тут находится сердце оперы».

Исполнители называют этот завораживающий ракурс – «в пасти волка».

«Мы чувствуем себя словно в пасти зверя с несколькими рядами зубов, - признался тенор Пласидо Доминго в...

Фотопроект «Опера» архитектурного фотографа Дэвида Левенти запечатлел около полусотни знаковых оперных театров мира на четырёх континентах, в более чем двадцати странах. В объектив Левенти попали самые роскошные театры мира, самые старые, самые большие, оперные театры, построенные звёздными архитекторами, украшенные знаменитыми художниками, крохотные самобытные залы, которые фотограф любовно называет «шкатулки с драгоценностями».

Одна из недавних работ Левенти – бирюзовый занавес Императорского театра во дворце Фонтенбло во Франции. Фотограф не мог не снять его, поскольку театр был закрыт для посещения более ста пятидесяти лет. Реставрация, на которую арабский шейх пожертвовал грандиозную суму, закончилась весной позапрошлого года. Левенти был в числе первых, поспешивших увидеть театр. Тот оказался настоящей капсулой времени, поскольку был сохранен в своём первоначальном виде.

Фотографии Левенти уникальны тем, что с подобного ракурса залы великих театров могут видеть лишь солисты и то отчасти. Тщательно выстраивая композицию с помощью широкоформатной камеры, Левенти стремится достичь в своих изображениях идеальной симметрии.

«Я уделяю пристальное внимание тому, чтобы линии были прямыми для идеального повторения, кривые изгибов потолка, верхние и нижние подиумы были параллельными и соответствовали евклидовой геометрии, - объясняет фотограф. – С помощью своей камеры я могу выровнять пространство так, что оно больше походит на картину».

Но строгий расчёт не главное, что влечёт Левенти к съёмке театров. Он признаётся, сердце замирает, когда оказывается в самом центре театральной сцены.

«Как сын двух архитекторов, я испытываю почти религиозное чувство. Это самая священная часть оперного театра, дающая вам ощущение благоговения. С этой точки видно почти всё. Тут находится сердце оперы».

Исполнители называют этот завораживающий ракурс – «в пасти волка».

«Мы чувствуем себя словно в пасти зверя с несколькими рядами зубов, - признался тенор Пласидо Доминго в предисловии к книге «Опера», в которой Левенти собрал свои лучшие работы.

Каждый театр, который отобрал для своего проекта фотограф, по-своему уникален, за каждым стоит история.

В самом центре Долины Смерти, рядом с Лас-Вегасом, Левенти снял зал театра, который находится в отеле «Амаргоса». Когда-то отель и театр принадлежали посёлку горняков, но почти столетие тому назад они покинули это место. Город с населением в два десятка человек погружался в зыбучие пески. Заброшенный отель и театр восстановили Марта Беккет и её муж, которые путешествовали в этих краях и случайно набрели на здание. Теперь это крохотный, но действующий театр, который после реставрации напоминает оперу шестнадцатого века.

В легендарной «Опере Гарнье» в Париже Левенти запечатлел роспись художника Марка Шагала. В 1963 году 77-летний Шагал расписал плафон Гранд-Опера площадью 220-квадратных метров. Композицию из пяти цветных секторов составляют сцены классических оперных произведений.

Опера «Ла Скала» привлекла фотографа тем, что когда-то этот зал принимал Верди, оперный зал «Сан-Карло» – своим цветущим долголетием, театру более 280 лет, это старейший оперный театр Европы. Венецианский театр «Ла Фениче» заворожил небесно-голубыми цветами декора и своей камерностью. Его Левенти назвал одним из своих любимых театров.

Семейная история фотографа не менее важна, поскольку фотопроект «Опера» изначально был задуман, как дань уважения и памяти любимому дедушке – несостоявшемуся оперному тенору Антону Гутману. Гутман был румынским евреем и кантором (певчим в церкви). В военные годы он попал в лагерь для военнопленных. Сокамерник деда – датский тенор Хельге Росваенге, услышав как тот исполняет арию из «Тоски», был поражён и принялся обучать его оперному вокалу. Гутман выступал перед военнопленными, но после освобождения певческую карьеру построить не смог.

«То, что у меня вышло подняться на сцену каждого из этих театров, стало для него своеобразным воплощением мечты. Я стоял там, где война отобрала у моего дедушки возможность выступить».

В 2015 году вышла книга Левенти под названием «Опера». На обложке издания изображён пурпурный занавес парижской «Оперы Гарнье». К каждой отобранной фотографии в книге прилагается история.

«Дэвид путешествовал по миру, запечатлевая суть этих великих храмов музыкального искусства, и создал то, что само по себе является произведением искусства – трудом любви того, у кого есть не только глаза фотографа, но и уши истинного любителя музыки», - написал в предисловии Пласидо Доминго.

Фотопроект «Опера» привёл фотографа к другому не менее важному исследованию. Он начал работу над фотопроектом «Тюрьмы». Левенти снимает «круглообразные» тюрьмы – так называемые паноптикумы. Здания, в котором один стражник может наблюдать за всеми заключёнными одновременно. «Круглые» тюрьмы заинтересовали Левенти тем, что имеют ту же архитектурную структуру, что и оперные театры. Разница лишь в том, кто за кем наблюдает.

«Поразительный опыт. Фотографируя из центра тюрьмы, я испытал настоящий страх. Заключенные кричат, издеваются, переругиваются какофонией. Вы становитесь центром внимания, фотография превращается в представление. Вначале, я был по-настоящему напуган, но потом отключился и сосредоточился на съёмке. То же самое происходит с исполнителем, который всю свою энергию переносит в пение».

Больше проектов фотографа можно увидеть на его сайте, в твиттере и странице в инстаграм.

Автор: Инна Москальчук

 

Ещё
Нет доступных фотографий