Энсел Адамс: величественная в своей простоте красота природы на снимках одного из величайших фотопейзажистов

Энсел Адамс: величественная в своей простоте красота природы на снимках одного из величайших фотопейзажистов

Энсел Адамс (иногда используют также перевод имени «Ансель») прожил жизнь подлинного художника, оказав огромное влияние на американскую и мировую фотографию. Его творческие принципы были куда шире пейзажного жанра. Без Адамса трудно представить, например, группу F/64, которая, отвергнув господствовавший едва ли не полвека с момента зарождения профессиональной фотографии пикторализм, совершила революцию стиля.

Вместо очаровательной расплывчатости пикторализма члены F/64, среди которых были также выдающиеся Имоджен Каннингем, Эдвард Вестон, Джон Пол Эдвардс и др., предложили максимально чётко сфокусированное изображение. Впрочем, новый реализм не был строгой доктриной, привлекая одновременно авторов репортажной хроники и «поэтов» от фотографии – главное было передать окружающий мир во всех доступных подробностях.

Адамс же сочетал реализм и мечтательность, в чём ему помогала магистральная творческая тема – пейзажная фотография. Кажется, фотографировать природу – сродни мошенничеству. Её красота очевидна сама по себе, стоит покинуть пределы города – она всюду, и поражает бесконечным разнообразием. Но почему тогда так мало по-настоящему великих фотопейзажистов? Да потому что камера видит мир совсем иначе, чем наши глаза, и в этом пейзаж напоминает сложностью портретную съёмку. Недостаточно встать перед объектом и нажать на спуск – фотографу необходимо отыскать квинтэссенцию красоты, которая передаст душу запечатлеваемого места, создаст в человеческом воображении несуществующий даже на фотографии образ.

Пейзаж Адамса может поражать масштабом, довлея над зрителем величественностью гор, океанов, пустынь, а может акцентироваться на маловажных, казалось бы, деталях – выброшенных на берег волной корнях дерева, маленькой осине, на фоне которой другие деревья кажутся великанами, или одиноком кактусе. Порой фото самого водопада не производит такого сильного впечатления, как снимок крупным планом космически вспененной воды, ранее обрушившейся с огромной высоты. Колоссальное значение имеет и время съёмки, позволяющее одному и тому же пейзажу раскрыться совершенно по-новому. Взять хоть серию фотографий скалы Хаф-Доум при свете дня, перед грозой и, наконец, под луной.

Правильно выбранный ракурс может заставить человека почувствовать себя неизмеримо малым перед лицом природы, а может позволить раствориться в ней. Адамс обладал необходимыми колоссальным чутьём, талантом и мастерством – проведя почти всю жизнь в разъездах по национальным паркам США он отточил своё мастерство до филигранности. Поэтому, несмотря на наличие в портфолио Адамса портретных и репортажных снимков, он остался в памяти ценителей именно фотопейзажистом.

Первое связанное с оптикой увлечение появилось у маленького Энсела, когда отец подарил ему телескоп. Быть может, именно первый взгляд сквозь окуляр предопределил его будущее увлечение. Следующим важным подарком стала камера Kodak Brownie, с которой Энсел сделал первые шаги в фотографии. «Позировала» же ему прекрасная природа...

Энсел Адамс (иногда используют также перевод имени «Ансель») прожил жизнь подлинного художника, оказав огромное влияние на американскую и мировую фотографию. Его творческие принципы были куда шире пейзажного жанра. Без Адамса трудно представить, например, группу F/64, которая, отвергнув господствовавший едва ли не полвека с момента зарождения профессиональной фотографии пикторализм, совершила революцию стиля.

Вместо очаровательной расплывчатости пикторализма члены F/64, среди которых были также выдающиеся Имоджен Каннингем, Эдвард Вестон, Джон Пол Эдвардс и др., предложили максимально чётко сфокусированное изображение. Впрочем, новый реализм не был строгой доктриной, привлекая одновременно авторов репортажной хроники и «поэтов» от фотографии – главное было передать окружающий мир во всех доступных подробностях.

Адамс же сочетал реализм и мечтательность, в чём ему помогала магистральная творческая тема – пейзажная фотография. Кажется, фотографировать природу – сродни мошенничеству. Её красота очевидна сама по себе, стоит покинуть пределы города – она всюду, и поражает бесконечным разнообразием. Но почему тогда так мало по-настоящему великих фотопейзажистов? Да потому что камера видит мир совсем иначе, чем наши глаза, и в этом пейзаж напоминает сложностью портретную съёмку. Недостаточно встать перед объектом и нажать на спуск – фотографу необходимо отыскать квинтэссенцию красоты, которая передаст душу запечатлеваемого места, создаст в человеческом воображении несуществующий даже на фотографии образ.

Пейзаж Адамса может поражать масштабом, довлея над зрителем величественностью гор, океанов, пустынь, а может акцентироваться на маловажных, казалось бы, деталях – выброшенных на берег волной корнях дерева, маленькой осине, на фоне которой другие деревья кажутся великанами, или одиноком кактусе. Порой фото самого водопада не производит такого сильного впечатления, как снимок крупным планом космически вспененной воды, ранее обрушившейся с огромной высоты. Колоссальное значение имеет и время съёмки, позволяющее одному и тому же пейзажу раскрыться совершенно по-новому. Взять хоть серию фотографий скалы Хаф-Доум при свете дня, перед грозой и, наконец, под луной.

Правильно выбранный ракурс может заставить человека почувствовать себя неизмеримо малым перед лицом природы, а может позволить раствориться в ней. Адамс обладал необходимыми колоссальным чутьём, талантом и мастерством – проведя почти всю жизнь в разъездах по национальным паркам США он отточил своё мастерство до филигранности. Поэтому, несмотря на наличие в портфолио Адамса портретных и репортажных снимков, он остался в памяти ценителей именно фотопейзажистом.

Первое связанное с оптикой увлечение появилось у маленького Энсела, когда отец подарил ему телескоп. Быть может, именно первый взгляд сквозь окуляр предопределил его будущее увлечение. Следующим важным подарком стала камера Kodak Brownie, с которой Энсел сделал первые шаги в фотографии. «Позировала» же ему прекрасная природа Йосемитского национального парка. Уже с 1917-го года, устроившись в фотолабораторию, Адамс всерьёз занимается изучением теории и практикуется в фотографии.

При этом нельзя упустить необходимый для понимания его творчества момент – Адамс вступает в клуб защитников природы Сьерра. Он был не просто «потребителем» природной красоты, но чувствовал ответственность за её богатства в те годы, когда об экологической повестке всерьёз задумывались единицы. Будучи, как многие талантливые люди, разносторонне одарён Адамс довольно долго колебался между музыкой и фотографией, лишь к началу 1930-х сделав выбор в пользу последней.

Уже в 1932-м году он становится одним из ярчайших представителей вышеупомянутого объединения F/64, а в 1933-м «идеологический противник», один из признанных мастеров пикторализма Алфред Стиглиц помогает молодому дарованию организовать первую выставку, в одночасье прославившую Адамса. Помимо определившего направление развития фотографии F/64, нельзя не отметить и постоянное самосовершенствование Адамса в технических деталях проявки, приведшее к появлению так называемой «зонной теории», благодаря которой проявка снимка стала фактически «точной наукой».

Неудивительно, что впоследствии за помощью именитого фотографа обращались такие гиганты как Polaroid и Hasselband. Также Адамсу принадлежит не менее значимое достижение – создание первого в США профильного факультета для фотографов. До самой смерти он был верен фотографии и защите природы. Адамс трижды получал гуггенхаймовскую стипендию, а его классический снимок «Титон и река Снейк» был зашифрован на золотой пластине «Вояджера», чтобы передать возможным инопланетным цивилизациям представление о Земле. Это ли не высшая похвала для фотопейзажиста?

Автор: Дмитрий Николов

Ещё
Нет доступных фотографий
Не возможно загрузить подсказку
Доступно в Google Play

Z

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.