Джордж Харрелл: король портретов, когда Голливуд был золотым, а кинозвёзды – богами

В золотой век Голливуда ни один фотограф не мог превзойти Джорджа Харрелла в мастерстве гламурного портрета. В этой сфере его называли королём. Потому что никто не выглядел более...

В золотой век Голливуда ни один фотограф не мог превзойти Джорджа Харрелла в мастерстве гламурного портрета. В этой сфере его называли королём. Потому что никто не выглядел более знаменитым, более чарующим и более могущественным, чем на фотографиях Харрелла. Все свои приёмы освещения и построения композиции, все возможности фотографии он применял на то, чтобы показать человека на пике своей привлекательности.

Джордж Харрелл (George Hurrell) родился в 1904 году. Его детство прошло в Цинциннати, штат Огайо, в непрерывном интересе к живописи. После художественной школы последовала учёба в Чикагском институте искусств. Фотографией Харрелл занялся исключительно для создания заготовок последующих картин. Эдвард Стайхен, увидев его снимки, посоветовал Харреллу заняться фотосъёмкой. К тому же, как обнаружилось, съёмка – более надёжный источник дохода, чем живопись. Харрелл без колебаний соединил искусство с коммерцией и чистосердечно вспоминал: «Я стал фотографом, потому что нужно было зарабатывать на жизнь».

Критической точкой в его карьере стала первая съёмка Нормы Ширер. К тому моменту актриса уже снялась в нескольких успешных фильмах и оказалась заложницей образа «хорошей девушки». Ширер мечтала сыграть в фильме «Развод», но даже её муж, вице-президент MGM Ирвинг Талберг, считал актрису недостаточно сексуальной для этой роли. Для смены амплуа она пошла на фотосессию к Харреллу и его фотографии помогли изменить всеобщее мнение. Ширер отдали главную роль. Фильм принёс ей премию «Оскар» и пожизненную ненависть от коллеги по цеху Джоан Кроуфорд, метившей на то же место. А Харреллу с октября 1929 года предложили работу главного фотографа-портретиста в Metro-Goldwyn-Mayer.

Он делал коммерческие портреты кинозвёзд в те времена, когда одной лишь рекламной фотографией можно было создать звезду или её загубить. Такие снимки служили важным элементом в процессе популяризации кумиров и продвижения фильмов. Рекламный отдел киностудий размещал их в журналах, отправлял копии в ответ на письма поклонников. Цель состояла не в том, чтобы очеловечить знаменитостей, а в том, чтобы их возвысить. На снимках актёры казались идеализированными экранными богами.

Джордж Харрелл разработал свои методы освещения и выстраивал композицию так, чтобы придавать моделям особую ауру изящества, таинственности и совершенства. Самой важной частью в своём стиле Харрелл называл работу с тенями. Он ставил перед собой задачу «слепить» лицо, а не залить его светом. Для этого использовал легко перемещаемый фонарь, который прикреплял к микрофонной стойке, создавал подсветку для скул, добавлял тени под глазами и носом. К тому же Харрелл отменно ретушировал снимки. В отличие от многих студийных фотографов он печатал собственные работы и предъявлял к качеству изображений самые высокие требования.

Харрелл старался создавать на фотосессиях комфортные условия, его заботила расслабленность и хорошее настроение моделей. Для них играла джазовая музыка, а иногда портретируемых даже развлекали акробаты. Фотограф обрёл тотальную популярность у голливудских звёзд. Кэтрин Хепбёрн, Джоан Кроуфорд, Джин Харлоу, Кларк Гейбл, Грета Гарбо, Джейн Расселл, Рита Хейворт, Уоллес Бири, Мари Дресслер, Хамфри Богарт, Эррол Флинн, Джеймс Кэгни – все заказывали портреты у Джорджа Харрелла.

К середине 1950-х годов фотограф понял, что его портретный стиль больше не привлекает киностудии. Наступила пора демистификации экранных божеств; актёры стали такими же, как все, только красивее. В 1965 году в Нью-Йорке прошла выставка его работ, и увлечение творчеством мастера возродилось. Он вернулся к портретной съёмке и запечатлел уже современных звёзд, среди них Брук Шилдс, Шэрон Стоун, Харрисон Форд и Мишель Пфайффер. Харрелл продолжил работать в рекламной индустрии до самой смерти в 1992 году. Сегодня его работы хранятся в коллекциях Музея Гетти, Музея современного искусства в Нью-Йорке и в Библиотеке Конгресса США.

В истории фотографии Харрелл остался мастером голливудского гламура, который повлиял на многих коллег. Его последователем называет себя и Марио Тестино. «Мне трудно поверить, что какой-либо фотограф, пытающийся запечатлеть суть "звезды", так или иначе не подвергся влиянию Харрелла», – убеждён Тестино. В этих фотографиях знаменитости сияют настолько ярко, словно сами источают свет, элегантность и грацию вне времени.

Ещё
Прикреплённые публикации
Лента
Ещё нет активности