Джек Дэвисон: игра с реальностью и цветом

Джек Дэвисон: игра с реальностью и цветом

Английский фотограф-самоучка Джек Дэвисон родился и вырос в сельской глубинке. Его исключительное внимание к деталям окружающего мира, талант улавливать живую индивидуальность объекта сделали Дэвисона одним из самых востребованных фотографов и портретистов. Он неустанно экспериментирует с цветом, светом, ракурсом, ему нравится сбивать с толку, заставлять фотографию «звучать» вне контекста. Нестандартный взгляд на обыденность дарит его работам вневременность и запоминающийся авторский голос.

Дэвисон применяет своё «снайперское» видение снимая всё, что вызывает эмоцию: будь то человек, животное, неожиданное сочетание цвета, крохотное пятнышко белой бабочки в недрах тракторного мотора, сложное соцветие кувшинки. Он принципиально не снимает сериями, преимущественно не даёт названия своим изображениям, заставляя зрителя домысливать историю.

«Фотография должна звучать сама по себе, без контекста, говорит фотограф. – Для меня процесс заключается в том, чтобы найти силу в одной картине. Я хочу, чтобы люди сами сочиняли рассказы. В одной из моих книг есть фотография, о которой многие думают, что она сделана в Африке, хотя я снял её в Лондоне. Мне нравится, когда у людей есть пространство для собственных фантазий».

Благодаря острому восприятию, Джеку удаётся улавливать неповторимость личности, характера, яркую черту внешности. Снятый им портрет Роберта Де Ниро через оптическое искажающее стекло, узнаваем с первого взгляда. Достаточно фирменной Де Нировской родинки и нахмуренных бровей. В каждом лице он находит то, что делает его уникальным.

«Это доказывает, как мало можно показать, чтобы человек всё ещё оставался узнаваемым», – говорит фотограф.

Он всячески пытается «сломать» привычное восприятие кадра. Переворачивает свои фотографии, рвёт их на части и после заново снимает, фотографирует сканы сканов, ретуширует кадры так, что от первоисточника остаётся лишь едва уловимый образ. Часть его фотографий снята на плёнку, часть цифровыми камерами, но различить, где...

Английский фотограф-самоучка Джек Дэвисон родился и вырос в сельской глубинке. Его исключительное внимание к деталям окружающего мира, талант улавливать живую индивидуальность объекта сделали Дэвисона одним из самых востребованных фотографов и портретистов. Он неустанно экспериментирует с цветом, светом, ракурсом, ему нравится сбивать с толку, заставлять фотографию «звучать» вне контекста. Нестандартный взгляд на обыденность дарит его работам вневременность и запоминающийся авторский голос.

Дэвисон применяет своё «снайперское» видение снимая всё, что вызывает эмоцию: будь то человек, животное, неожиданное сочетание цвета, крохотное пятнышко белой бабочки в недрах тракторного мотора, сложное соцветие кувшинки. Он принципиально не снимает сериями, преимущественно не даёт названия своим изображениям, заставляя зрителя домысливать историю.

«Фотография должна звучать сама по себе, без контекста, говорит фотограф. – Для меня процесс заключается в том, чтобы найти силу в одной картине. Я хочу, чтобы люди сами сочиняли рассказы. В одной из моих книг есть фотография, о которой многие думают, что она сделана в Африке, хотя я снял её в Лондоне. Мне нравится, когда у людей есть пространство для собственных фантазий».

Благодаря острому восприятию, Джеку удаётся улавливать неповторимость личности, характера, яркую черту внешности. Снятый им портрет Роберта Де Ниро через оптическое искажающее стекло, узнаваем с первого взгляда. Достаточно фирменной Де Нировской родинки и нахмуренных бровей. В каждом лице он находит то, что делает его уникальным.

«Это доказывает, как мало можно показать, чтобы человек всё ещё оставался узнаваемым», – говорит фотограф.

Он всячески пытается «сломать» привычное восприятие кадра. Переворачивает свои фотографии, рвёт их на части и после заново снимает, фотографирует сканы сканов, ретуширует кадры так, что от первоисточника остаётся лишь едва уловимый образ. Часть его фотографий снята на плёнку, часть цифровыми камерами, но различить, где какое фото не могут даже профессиональные фотографы (Дэвисон чаще всего снимает на Mamiya RB67, Olympus OM-1, Panasonic LX5, Nikon D7000). Он не стыдится отсутствия образования. Напротив, считает, что это помогает ему не следовать правилам и не ходить по проторенным путям. Непрерывно снимая с четырнадцати лет, когда пришло время выбирать специальность для обучения, Джек решил остановиться на английской литературе. «Я изучал литературу и это было для меня действительно формирующим, но также дало мне достаточно времени, чтобы изучить что-то ещё», – говорит он.

Успех пришёл к нему после серии портретов, которые он снял во время шестимесячного путешествия по США, в которое отправился сразу после окончания университета.

«Мы проехали 10 000 миль по дороге, – говорит Джек. – Я бродил по улицам в поисках людей, с которыми можно поговорить и сфотографировать. Я всегда подхожу к людям, которых нахожу интересными и начинаю знакомство с рассказа о себе. Многие забывают это делать, но люди прежде чем что-то дать вам, должны также что-то от вас получить. Этот обмен неловкостями расслабляет, человек видит я такой же как и он. Большинство моих портретов сняты без подготовки. Спонтанность этой встречи очень важна. А ещё я не сразу достаю камеру. Вначале должен состояться разговор».

Серия «естественных портретов» впервые была показана в музее фотографии Амстердама. После выставки Дэвисону начали предлагать сотрудничество британские и мировые издания, известные бренды.

Своими учителями в фотографии он считает интернет, книги фотографов-классиков, единомышленников, которых встретил на Flickr. Джек увлечён сюрреалистическими работами Сальвадора Дали и всячески пытается применить магическое видение художника для отражения повседневности.

Фотография не должна стоять на пьедестале. Она должна жить, быть обыденностью, ежедневной необходимостью, «зачитанной», как любимая книга, так считает фотограф.

«Самой большой радостью для меня было бы, если бы моя книга по фотографии была сильно перелистана, заляпана кофе и всеми любима. Мне нравится мысль о том, что я мог бы найти её через лет шестьдесят, искорёженную, с отсутствующими картинками и страницами, но это было бы прочувствованно и пережито».

Один из его любимых мастеров – британский фотограф Джон Дикин. В юности тот вращался в богемных кругах, фотографировал художников, поэтов и писателей. Снял Франка Ауэрбаха, художника Фрэнсиса Бэкона, Дилона Томаса, Дэниэла Фарсона.

«Дикин не любил фотографию и мечтал стать художником. И всё же он сделал эти блестящие портреты, которые оставил валяться по всей своей студии. Снимки такие особенные, потому что ему было на них наплевать. Они покрыты слоем пыли, с загнутыми краями, часть разорвана. Но эти отпечатки времени придают им невероятное присутствие, ощущение отброшенных моментов, которые продолжают жить на этих фото».

Дикин вдохновил Дэвисона разорвать фотографии одной модной съёмки и соединить случайные половины. Снимая бремя узнаваемости с изображений, он помог зрителю взглянуть по-новому на привычную реальность.

Джек также считает своими учителями мастера уличной фотографии Вивиан Майер, сюрреалиста в модной съёмке Вивиан Сассен, он учился на работах Йозефа Куделки, постигал модернизм из снимков Ман Рэя, его восхищает работа с цветом Альфреда Стиглица, стиль съёмки Ли Миллер, Уолкера Эванса, документальная фотография Августа Зандера. Впитав частичку каждого, Дэвисон принципиально против определения жанра для собственного творчества. Путая карты, он снимает собак, людей, блики солнца, глубокие жизненные репортажи, искренние портреты, сюрреалистические натюрморты, геометрию и цвет городских пространств. Его снимки не выглядят разрозненно, поскольку каждый кадр создан при яркой вспышке эмоции, рождён одним человеком, его миром воображения.

Главное правило Дэвисона – не отделять творчество от оплачиваемых заказов. Джек запросто может снят своего пса по кличке Редис для «Vogue» и получить яркую, остроумную фотографию. Его проекты для брендов так же завораживающе загадочны, как и личные фотографии.

Фотограф часто делает снимки животных, которые по драматизму не устапают глубине человеческих портретов. У Джека получается очеловечить каждый образ. По этой причине ему доверили съёмку двух последних белых носорогов на нашей планете. Матери и дочери – Наджин и Фату, которые остались после смерти последнего самца белого носорога Судана. Дэвисон с большим трепетом запечатлел этих величественных животных. Он не использовал специальное оборудование, которое применяют фотографы при съёмке дикой природы. Джек подходил к носорогам вплотную, снимал их портреты, фактуру кожи, их сон под солнцем Кении.

Создавая свой калейдоскоп образов, Дэвисон стремится к вневременности.

«Моя цель состоит в том, чтобы люди не могли точно определить время, место, дату. Мне нравится, что мой снимок можно считать на сто лет старше меня или представлять, что он может появиться в будущем. Я стараюсь избежать привязки к одной эпохе. Мне нравится, что люди, которых я изображаю, могут быть из викторианских времён или из 20-х годов. Меня вдохновляет эта игра с реальностью».

Больше изображений фотографа можно увидеть на его сайте, странице Flickr и инстаграм.

Автор: Инна Москальчук

 

Ещё
Нет доступных фотографий