Доминик Иссерманн: благородная красота

Доминик Иссерманн: благородная красота

Безупречные чёрно-белые портреты Доминик Иссерманн лучатся светом. Это магическое свечение изучают в школах фотографии, называя его «Светом Иссерман». Ювелирная точность композиции, поэтичность и интимность образов возводит её снимки к живописным полотнам эпохи Возрождения.

Её фото «округлые». Даже глаз человека далёкого от искусства улавливает в них гармонию того самого божественного золотого сечения. Взгляд движется по спирали, проникает в хрупкую оболочку кадра. Она не вписывает фигуру в композицию, она создаёт композицию, подчиняя её естественным изгибам человеческого тела.

«Мне нравится сочетание пропорции тела и обширного пространства, - говорит французский фотограф Доминик Иссерманн. – В юности я хотела стать театральным режиссёром. Фотограф, отчасти, тоже режиссёр, который расставляет людей на своеобразной сцене».

Каждый миллиметр её кадра заполнен осмысленно. Коллеги поражаются точности взгляда Доминик. Друзья в шутку называют рысью – из нескольких десятков изображений в секунду она способна назвать и запомнить каждое.

«Это врождённое качество. В детстве я обожала уставиться на что-то и долго пристально разглядывать. Взрослые делали замечания, что это не вежливо, но я так и не смогла побороть эту привычку».

Она до сих пор не отводит взгляд и смотрит в упор. Становится в стойку с фотоаппаратом, выжидая то самое магическое мгновение.

«Когда я снимаю в студии, дожидаюсь момента, когда все замолкают. Как перед грозой, когда даже собаки перестают лаять. Момент предчувствия – сейчас что-то произойдёт. В этот миг проявляется красота. И все это понимают».

Миниатюрная, с пышными светлыми волосами в неизменном чёрном свитере и чёрных брюках. Всегда открытая и по-детски непосредственная на съемочной площадке. Иссерманн не выглядит как забронзовевший классик фотографии, несмотря на то, что её называют одним из лучших портретистов своего времени. Она трогательно вспоминает момент, когда в четыре года впервые взяла в руки камеру и сфотографировала маму,...

Безупречные чёрно-белые портреты Доминик Иссерманн лучатся светом. Это магическое свечение изучают в школах фотографии, называя его «Светом Иссерман». Ювелирная точность композиции, поэтичность и интимность образов возводит её снимки к живописным полотнам эпохи Возрождения.

Её фото «округлые». Даже глаз человека далёкого от искусства улавливает в них гармонию того самого божественного золотого сечения. Взгляд движется по спирали, проникает в хрупкую оболочку кадра. Она не вписывает фигуру в композицию, она создаёт композицию, подчиняя её естественным изгибам человеческого тела.

«Мне нравится сочетание пропорции тела и обширного пространства, - говорит французский фотограф Доминик Иссерманн. – В юности я хотела стать театральным режиссёром. Фотограф, отчасти, тоже режиссёр, который расставляет людей на своеобразной сцене».

Каждый миллиметр её кадра заполнен осмысленно. Коллеги поражаются точности взгляда Доминик. Друзья в шутку называют рысью – из нескольких десятков изображений в секунду она способна назвать и запомнить каждое.

«Это врождённое качество. В детстве я обожала уставиться на что-то и долго пристально разглядывать. Взрослые делали замечания, что это не вежливо, но я так и не смогла побороть эту привычку».

Она до сих пор не отводит взгляд и смотрит в упор. Становится в стойку с фотоаппаратом, выжидая то самое магическое мгновение.

«Когда я снимаю в студии, дожидаюсь момента, когда все замолкают. Как перед грозой, когда даже собаки перестают лаять. Момент предчувствия – сейчас что-то произойдёт. В этот миг проявляется красота. И все это понимают».

Миниатюрная, с пышными светлыми волосами в неизменном чёрном свитере и чёрных брюках. Всегда открытая и по-детски непосредственная на съемочной площадке. Иссерманн не выглядит как забронзовевший классик фотографии, несмотря на то, что её называют одним из лучших портретистов своего времени. Она трогательно вспоминает момент, когда в четыре года впервые взяла в руки камеру и сфотографировала маму, которая развешивала выстиранное белье. В документальном фильме о своём творчестве Доминик показывает один из первых портретов, снятый в юности. Чёрно-белый снимок двух азиатских девочек, одна из которых дерзко смотрит в кадр, сжимая в руке пистолет вместо куклы.

«Эта фотография особенная для меня, - говорит Иссерманн. – С неё всё началось. Я поняла, что задача фотографа заключается в том, чтобы увидеть и запечатлеть то, что все видели, но проходили мимо. Эти девочки просто гуляли в парке. Никто не обратил на них внимания. Не заинтересовался – почему у девочки не кукла, а пистолет, не восхитился её смелостью. Люди обычно говорят мне, что всё дело в фотоаппарате. Спрашивают, какой камерой я снимаю. Это очень смешно».

Но Иссерман-фотограф могло не случиться. После изучения литературы в Сорбонне, со своими французскими друзьями, среди которых был режиссёр Жан-Люк Годар, Доминик на несколько лет переехала в Рим. В Италии она активно участвовала в съёмках фильмов, много путешествовала, пока в 26 лет, не осознала, что сильнее всего её влечёт фотография.

Девушка вернулась в Париж. Свою карьеру она начала с работы фотографом на съёмочных площадках у Феллини и Бертолуччи. Доминик снимала Катрин Денёв, Изабель Аджани, Жерара Депардье. Её кадры всегда выглядели фирменными. Это были изысканные монохромные образы, которые подарили Иссерманн первый контракт с модным домом Сони Рикель. С Соней Доминик работала долгих десять лет и сняла для Рикель лучшие её коллекции. Её фотографии никогда не выглядели как голая коммерция. Это были утончённые черно-белые фильмы. Романтичные девушки, символ вечной женственности, в трогательных шляпках, которые срывает ветер, на пустынном пляже.

«Работа с Соней Рикель изменила мою жизнь. Она поставила меня на путь модной фотографии, а не кино, хотя я всегда чувствую особую близость к этому виду искусства. Меня восхищают фильмы Микеланджело Антониони. Я безмерно тронута его женщинами. У них почти никогда не бывает сумочек, замечали? Не нарочно, но я делаю то же самое. Женщины в кадре немного странно одеты. Их волосы распущены, у них нет нужной обуви. Они не в том месте, где должны находиться. Всё происходит слишком рано, или слишком поздно. Они таинственные. Что-то сломалось в их жизни, но вы не можете понять, что именно. Все эти итальянские сложные трудности. Женщина идёт по дороге, среди поля, словно потерявшись, ей нечего нести в руках. Есть какая-то свобода и хрупкость в таких образах».

Её чёрно-белая съёмка 1991 года наглядное подтверждение этих слов. Старинная вилла, встревоженный мужчина с голым торсом на террасе. Девушка в пальто, сетчатых колготках, в туфлях на шпильке. Одинокая и неуместная на пляже. В десятке кадров разыгрывается настоящая любовная драма. Отчаяние, нервные объятия, примирение. Все съёмки Иссерман – это рассказанная ею история. В них нет банальности рекламного заказа. Она привлекает в кадр стариков, животных, детей. Её фотография эстетична и изысканна, но она всегда про жизнь.

Со многими моделями она работает десятилетиями. Летиция Каста в их числе. Её знаменитая съёмка обнажённой модели в термальных банях стала настоящим гимном женственности. Это была последняя работа, полностью снятая плёночной камерой. С 2006 Доминик снимает на Canon 5D Mark IV. Предпочитает рассеянный свет. В студии – минимум источников освещения, чёрный или серый фон.

Она почти не делает автопортретов и селфи. Шутит, что сняла парочку и больше не подходит к зеркалу. Но бережно хранит свой старый снимок с полосатой кошкой, который снял музыкант Леонард Коэн. На фотографии она юная и влюблённая. Девять лет длился их с Коэном роман, который перерос в самую крепкую дружбу. Доминик музыкант посвятил свой альбом «Я твой мужчина». Она стала свидетельницей создания его великих песен. Коэн вдохновил её «говорить» самыми простыми словами, полировать образ, пока от него не останется суть.

«Я слышала, как она два года работал над «Hallelujah», прежде чем она была закончена. Эту песню мы можем слушать тысячу раз и каждый раз открываем для себя что-то новое. Я не знаю никого, кто мог бы обращаться с языком так как он, проникать до мозга костей».

Иссерманн Коэн доверил снять свои первые клипы – «Танцуй со мной до конца любви», «Сначала мы возьмём Манхэттен». Фотографии Доминик были пользованы для обложек его альбома и книги. Одна из их последних совместных работ – двенадцать коротких клипов для альбома Коэна «Старые идеи». Иссерман тяжело переживала уход особенного для неё человека. На память у нее осталась серия самых живых, непостановочных кадров его жизни, работы, их общего счастья.

Иссерман – первая женщина-фотограф, получившая эквивалент «Оскара» за свою модную фотографию на Французской премии моды в 1987 году. В её портфолио съёмки для Кристиан Диор, Нины Риччи, Ланком, Виктории Сикрет, Тиффани, Шанель, других мировых брендов. В свои 74 года она продолжает сотрудничать с Vogue, Elle, Madame Figaro, The New York Times, выпускать книги, режиссировать музыкальные клипы. Доминик не боится конкуренции, массовости цифрового фото.

«Литературный почерк не исчез с появлением ручки и фотографии это не грозит».

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Нет доступных фотографий
Не возможно загрузить подсказку