Дэвид Дребин: кульминация красоты и драмы

Дэвид Дребин: кульминация красоты и драмы

Кинематографичность работ фотохудожника Дэвида Дребина превращает зрителя в соучастника. Сцены, снятые им, словно стоп-кадр гламурного голливудского фильма, подсмотренная реальность, которая ослепляет и погружает в мир чувственности, эротизма, любовной драмы. Переняв пронзительную тревожность от мастера городских пейзажей Эдварда Хоппера, и, совместив её с выразительной, острой сексуальностью Хельмута Ньютона, Дребин населил небоскребы и улицы городов-грёз анонимными фатальными красавицами, которые кажется, существуют лишь для того, чтобы стать чьей-то фантазией.

В каждом, снятом им кадре, происходит история. Одинокая девушка в красном вечернем платье стоит в оконном проёме. Может она кого-то ждёт, или, наоборот, только что случилась ссора и мужчина ушёл, оставив её в одиночестве. Женщины на его снимкам преимущественно одиноки. За пронзительной сексуальностью считывается глубина подлинных переживаний. Подсмотренные чувства словно крохотная тучка на горизонте, которая сквозит...

Кинематографичность работ фотохудожника Дэвида Дребина превращает зрителя в соучастника. Сцены, снятые им, словно стоп-кадр гламурного голливудского фильма, подсмотренная реальность, которая ослепляет и погружает в мир чувственности, эротизма, любовной драмы. Переняв пронзительную тревожность от мастера городских пейзажей Эдварда Хоппера, и, совместив её с выразительной, острой сексуальностью Хельмута Ньютона, Дребин населил небоскребы и улицы городов-грёз анонимными фатальными красавицами, которые кажется, существуют лишь для того, чтобы стать чьей-то фантазией.

В каждом, снятом им кадре, происходит история. Одинокая девушка в красном вечернем платье стоит в оконном проёме. Может она кого-то ждёт, или, наоборот, только что случилась ссора и мужчина ушёл, оставив её в одиночестве. Женщины на его снимкам преимущественно одиноки. За пронзительной сексуальностью считывается глубина подлинных переживаний. Подсмотренные чувства словно крохотная тучка на горизонте, которая сквозит угрожающим предчувствием надвигающейся бури.

Городской пейзаж в этой истории играет одну из ключевых ролей. Фотограф словно переворачивает привычное восприятие наблюдения. Город сам превращается в наблюдателя. Он выслеживает своих героинь на террасах кафе, в люксовых отельных номерах, в полутьме кинотеатра, на укромных роскошных виллах.

Дребин признаётся, что исколесил по миру миллионы миль, гоняясь за эпическими или волшебными декорациями для своих работ.

«Я превращаю их в идеальные пейзажи мечты, - говорит фотограф. - Читаю города через лица. Мне нравятся картины, в которых есть двойственность, скрытые смыслы, это лежит в основе моих образов».

Через призму художественного видения Дэвида совсем в ином свете предстают бульвары Парижа, урбанистические пейзажи Нью-Йорка, драйв и энергия Лос-Анджелеса, Сан-Франциско, успокаивающая красота пляжей райского побережья.

Фатальность, которой веет от большинства его работ, поражает, поскольку фотографии красивых женщин должны вызывать иные чувства. Но творчество Дребина многослойно. Его героини, его города – очаровывают своей нереальностью, они слишком прекрасны, чтобы быть правдой. Фантазия, которая в любой момент может быть скрыта от глаз: девушка задёрнет шторы, отойдёт в глубину комнаты, захлопнет за собой дверь.

Фотографии Дэвида – естественное продолжение его чувственного восприятия мира. Чувствовать – его главный принцип наполненного творчества.

«Я вижу мир глазами, сердцем, ушами, мозгом, мне нравится думать о себе не только как о фотографе, но и как о психографе, - говорит он. - Меня привлекают женщины-личности, те, у кого есть жизненный опыт, пережитая драма. Единственное указание, которое я даю всем, кого снимаю: "Ничего не делайте!". Люди думают, что им нужно говорить, как-то себя подать, но гораздо пронзительнее, когда они молчат. Эту энергию можно почувствовать с первой секунды».

Женская сексуальность – видимый лейтмотив его творчества. Сам Дребин говорит, что через женщину исследует, насколько опасной может быть любовь. Его завораживает момент встречи, расставания, желания быть вместе навсегда.

В арсенале Дэвида впечатляющий багаж отснятых работ, успешное сотрудничество с мировыми брендами в качестве коммерческого фотографа. Он регулярно издаёт книги, проводит выставки. Успех пришёл к нему не сразу. После переезда из Торонто в Нью-Йорк, окончания Школы дизайна Парсонса, Дребин более двадцати лет работал официантом, продолжая постоянно снимать. Стремительный взлёт случился после выставки в 2005 году, которая состоялась в Лос-Анджелесе. На выставке присутствовал певец Элтон Джон, который приобрёл фотографии Дребина и стал его преданным коллекционером.

Сам Дэвид называет себя мультидисциплинарным фотографом. Сфера его интересов в искусстве достаточно широка: он создаёт лайтбоксы, неоновые световые инсталляции, гравюры на стекле, а с недавних пор – революционные «фотоскульптуры» – трёхмерные отпечатки фотографий в стекле или акриле. Он полностью самостоятелен и самодостаточен в своём творчестве. В какой-то момент Дребин осознал, что не хочет ждать заказов, звонков от потенциальных клиентов, ему показалось важным создать собственный мир, свою нишу в искусстве.

«Я просто устал ждать, когда кто-то решит продемонстрировать через меня своё видение, поэтому создал бренд, свой продукт. Собрал команду, которая поддерживает это видение, в то время как я поддерживаю их. Создать будущее вместо того, чтобы ждать его, было одним из самых умных решений, которые я когда-либо принимал».

Познакомиться с направлениями творчества фотографа, инсталляциями, скульптурами, книгами Дэвида Дребина можно на его сайте.

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Нет доступных фотографий