Дафидд Джонс: бурные оксфордские вечеринки и разгульные балы 1980-х

Дафидд Джонс: бурные оксфордские вечеринки и разгульные балы 1980-х

Дафидд Джонс фотографировал причуды, веселье и безудержность на закрытых мероприятиях английского высшего общества и студенческую жизнь Оксфордского университета в 1980-е годы. Его фотографии редко льстят своим персонажам, порой застигнутым в бессознательном состоянии или за непристойным поведением. Наряженные в бальные платья и смокинги, они скачут по столам, брызгают шампанским, спят на газонах, падают в пруд с лилиями, предаются публичным проявлениям нежности, веселятся, танцуют, целуются… живут.

В 1970-е Дафидд Джонс (Dafydd Jones) изучал изобразительное искусство в художественном колледже в Англии. Предметом интереса была в основном живопись и он отправился на университетскую экскурсию во Флоренцию. Рассматривая экспонаты Галереи Уффици, Джонс сделал снимок, после которого решил стать фотографом. В кадре запечатлены работники музея у картины Тициана. Со стороны напоминает акт поклонения.

В 1981 году он занял второе место в фотоконкурсе издания Sunday Times. Фотосерия под...

Дафидд Джонс фотографировал причуды, веселье и безудержность на закрытых мероприятиях английского высшего общества и студенческую жизнь Оксфордского университета в 1980-е годы. Его фотографии редко льстят своим персонажам, порой застигнутым в бессознательном состоянии или за непристойным поведением. Наряженные в бальные платья и смокинги, они скачут по столам, брызгают шампанским, спят на газонах, падают в пруд с лилиями, предаются публичным проявлениям нежности, веселятся, танцуют, целуются… живут.

В 1970-е Дафидд Джонс (Dafydd Jones) изучал изобразительное искусство в художественном колледже в Англии. Предметом интереса была в основном живопись и он отправился на университетскую экскурсию во Флоренцию. Рассматривая экспонаты Галереи Уффици, Джонс сделал снимок, после которого решил стать фотографом. В кадре запечатлены работники музея у картины Тициана. Со стороны напоминает акт поклонения.

В 1981 году он занял второе место в фотоконкурсе издания Sunday Times. Фотосерия под названием «Bright Young Things», снятая на оксфордской вечеринке, вызвала небольшую сенсацию. Джонса пригласили в журнал Tatler, «библию высшего общества», снимать танцы дебютанток, охотничьи балы, светские свадьбы и вечеринки. Он наряжался в смокинг, чтобы слиться с толпой, вооружался неприметным фотоаппаратом и снимал озорную часть общества. Дафидд Джонс задержался на этом посту до 1989 года.

«На майских балах я обычно пропускал ночные вечеринки и приезжал на рассвете, чтобы поймать выживших с мечтательными глазами», – вспоминает фотограф. «У меня был доступ к миру, который казался тайным. Это была тема, о которой писали и драматизировали, но я не думаю, что кто-либо из фотографов занимался этим раньше. Там как раз происходили перемены. Некоторые описывали их как "последнее ура" высших классов».

В конце 1980-х Джонс переехал в Нью-Йорк и провёл начало девяностых, работая в Vanity Fair, Talk и The New York Observer. После нескольких лет в США вернулся в Англию, где работал фотографом по контракту для Sunday Telegraph, The Times и Independent. Джонс собственноручно проявлял и печатал свои чёрно-белые фотографии. В середине девяностых начал экспериментировать с цветом и цифровыми изображениями, создавая панорамные картины светского мира.

Спустя три десятилетия напряжённой работы, он стал разбирать старые снимки, некоторые никогда не публиковавшиеся. «Продолжаю удивляться фотографиям, которые нахожу среди своих негативов из Англии 1980-х годов. Они лучше всего смотрятся, если их показывать вместе», – рассказывает Джонс. Часть фотографий он отобрал для книги «Оксфорд: Последнее ура» (Oxford: The Last Hurrah), 2020.

На одной из самых захватывающих фотографий в «Последнем ура» студенты бегут от горящей лодки во дворе Ориель-колледжа в Оксфорде. Высокие языки пламени выглядят как со съёмочной площадки и дисгармонируют с университетской обстановкой. Они напоминают о сеющих хаос давних традициях беззаботных высших классов: от часто бездушных вступительных испытаний Буллингдонского клуба до беспричинных погромов и декадентских ежегодных традициях, устраиваемых его выпускниками. Лондонский галерист Крис Битлз сказал Джонсу, что его фотографии фантастически хороши, но есть всего одна проблема: он терпеть не может людей на них.

Возможно, сегодня британцы меньше ненавидят высшие классы и относятся к их эксцентричности с большей любовью, предполагает Джонс, ссылаясь на недавний успех «Патрика Мелроуза» с Бенедиктом Камбербэтчем. Вне зависимости от того, находим ли мы сюжеты очаровательными или лишёнными всякой привлекательности, портретам Джонса нельзя не отдать должное. Его фотографии остаются важным документом о том, как менялся социальный этикет, что носили и как выпускали пар британцы.

Ещё
Нет доступных фотографий