Бриджитт Лакомб: кадры со съёмочных площадок любимых фильмов

Бриджитт Лакомб: кадры со съёмочных площадок любимых фильмов

Эксклюзивный доступ на съёмочные площадки фильмов Мартина Скорсезе – закулисье съёмок «Авиатора», «Банд Нью-Йорка», «Острова проклятых». Кухня фильмов Феллини, Бертолуччи, Тарантино, Спилберга. Моменты создания утонченной атмосферы «Талантливого мистера Рипли», эротическая провокация закадрового мира «Марии Антуанетты» Софии Копполы. Более 40 лет французский фотограф из Нью-Йорка Бриджитт Лакомб (Brigitte Lacombe) снимает на самых престижных съёмочных площадок, она первая проникает за стену секретности создания будущих киношедеров.

Снимки Лакомб – не просто фиксация съёмочного процесса. Несмотря на свою полную спонтанность, они созданы с таким мастерством и эстетическим вкусом, что сами по себе являются произведениями искусства. Фотограф в шутку называет себя «мухой на стене», которая незамеченной смогла присутствовать при создании культовых эпизодов самых известных картин.

«Мне повезло, что меня, в некотором смысле, усыновил Мартин Скорсезе, - признается Лакомб. – Я...

Эксклюзивный доступ на съёмочные площадки фильмов Мартина Скорсезе – закулисье съёмок «Авиатора», «Банд Нью-Йорка», «Острова проклятых». Кухня фильмов Феллини, Бертолуччи, Тарантино, Спилберга. Моменты создания утонченной атмосферы «Талантливого мистера Рипли», эротическая провокация закадрового мира «Марии Антуанетты» Софии Копполы. Более 40 лет французский фотограф из Нью-Йорка Бриджитт Лакомб (Brigitte Lacombe) снимает на самых престижных съёмочных площадок, она первая проникает за стену секретности создания будущих киношедеров.

Снимки Лакомб – не просто фиксация съёмочного процесса. Несмотря на свою полную спонтанность, они созданы с таким мастерством и эстетическим вкусом, что сами по себе являются произведениями искусства. Фотограф в шутку называет себя «мухой на стене», которая незамеченной смогла присутствовать при создании культовых эпизодов самых известных картин.

«Мне повезло, что меня, в некотором смысле, усыновил Мартин Скорсезе, - признается Лакомб. – Я единственная, кому разрешено снимать на протяжении всего процесса создания его фильмов. Я вхожу и выхожу в зависимости от сцен, которые меня интересуют. Когда работаю на площадке фильма – я наименее важный человек. Здесь я ничего не контролирую. Мне приходится ловить на ходу, вот всё, что я могу. Можно прождать всю ночь, пока выпадет тот самый кадр».

«Тем самым кадром» фотограф называет промежуточные моменты на съёмках, которые, по сути, являются смесью театра и реальной жизни. Когда актёры находятся на полпути между тем, чтобы быть своими персонажами и самими собой.

На одном из таких снимков Джон Малкович и Ума Турман в роскошных французских костюмах восемнадцатого века пытаются прикурить сигарету. Лакомб часто в интервью выделяет эту фотографию. Также момент разговора между Леонардо ДиКаприо в образе Говарда Хьюза, склонившегося к Мартину Скорсезе на съёмках фильма «Авиатор». Оба невероятно увлечены, чувствуется близость, доверие между ними. Бриджитт гордится своим снимком ДиКаприо, который в одной из сцен съёмок «Банды Нью-Йорка» поднял над головой крохотный фотоаппарат и сам пытается снять происходящее на площадке.

«Чтобы сделать такие кадры, нужно быть невероятно сосредоточенным, на съёмках ничего не повторяется дважды, ты должен быть очень тихим, но в то же время очень решительным».

Подобная работа требует большого профессионального опыта. Бриджитт фотографирует звёзд с 17 лет. Стать фотографом было большой мечтой её отца, но помешала война. Отец постоянно фотографировал и Бриджитт также пристрастилась к этому увлечению. Она честно признаётся, что не была образцовой ученицей в школе, её раз за разом исключали, пока в 17 лет она сама не ушла. Через приятеля отца Бриджитт устроилась учеником в фотолабораторию журнала Elle, тогда там работали одни мужчины.

Какое-то время Бриджитт работала ассистентом фотографа, пока не получила официальную работу в Elle. Когда в 1975 году в Каннах проходил очередной кинофестиваль, она сама упросила редактора позволить ей освещать событие в качестве фотографа. Ей разрешили, поскольку в Каннах был дом родителей Бриджитт и она могла не тратиться на проживание. На кинофестивале случилось знакомство с Дастином Хоффманом, которое стало судьбоносным.

«Женщин-фотографов было очень мало и Дастин между делом предложил мне поработать над картиной «Вся президентская рать», — вспоминает Бриджитт. – Не знаю, насколько серьёзен он был, но я тут же ухватилась за это предложение и журнал отправил меня на съёмки в Вашингтон. Позже у нас завязалась дружба, он помог мне получить грин-карту и переехать из Парижа в Америку в начале 80-х».

Ей одной из немногих удалось не просто сойтись, а по-настоящему подружиться со звёздами, которых считают знаменитыми отшельниками. Например, Мэрил Стрипп, которая категорически не любит фотографироваться, но на съёмки Лакомб всегда даёт согласие. Мартин Скорсезе также закрыт для большинства внешних контактов. Бриджитт постоянно сотрудничает с Миуччей Прадой, которая почти никого к себе не подпускает. Ещё в ранней юности она сняла один из самых искренних портретов Энди Уорхола, Бриджитт гордится своим снимком Нельсона Манделы. Ей позировали Стивен Хокинг, Далай Лама, Энни Лейбовиц.

«Позирование для портрета делает вас уязвимым. Это пугает как натурщика, так и фотографа. Портреты, которые я делаю – просты, классичны и интимны, они очень «голые». Человек должен быть готовым, что его увидят вне образа, увидят его самого, а это довольно пугающие. Я пытаюсь сделать так, чтобы это выглядело как взаимодействие, показать свои добрые намерения, чтобы возникло доверие».

Забавно видеть дату съёмки под фотографиями Лакомб, сопоставляя её с датой выхода фильма. Осознавать, что она была допущена в святая-святых – мир магии кино, к которому имеют доступ единицы. По её фотографиям можно разгадать некоторые секреты кинопроизводства: увидеть со стороны, как были сняты самые эффектные массовые сцены, ядовито-зелёный хромакей в качестве фона для знакомых эпизодов, актёров, парящих на специальных тросах, состаривающий грим, павильоны, декорации изнутри, работа знаменитостей над ролью, их отдых в перерыве между съёмками, интимный момент примерки образа.

Бриджитт Лакомб также зовут снимать закулисье крупных театральных постановок. Более семи лет она была первым и единственным штатным фотографом театра Линкольн-центр в Нью-Йорке. Своё семидесятилетие фотограф отметила, будучи задействованной в многочисленных кино-проектах и путешествиях.

«Если я не сплю – я работаю», — в шутку и всерьёз говорит Бриджитт. Признаётся, что это огромное счастье в юные годы осознать своё призвание, пронести любовь и интерес к своему делу через всю жизнь.

Больше снимков Бриджитт Лакомб, её портретов знаменитостей, съёмки для брендов можно увидеть на сайте фотографа и в её инстаграм.

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Нет доступных фотографий
Телеграм