«ТриВА» и новокузнецкая школа фотографии: человек эпохи развитого социализма

Под грифом «новокузнецкой школы фотографии» объединились мастера, которые в своём стиле и с неизменной искренностью запечатлели эпоху и жившего в ней человека. Человека, который вопреки идеологическим запросам не всегда с энтузиазмом вершит трудовые подвиги и улыбается. Иногда он серьёзен, испытывает разные чувства, рожает, ест в столовой, самовыражается… Живёт.

В 1970-80-е годы на мощной кинофотостудии при Кузнецком металлургическом заводе работали фотографы Александр Трофимов, Владимир Воробьев и Владимир Соколаев, зарегистрировавшие творческое объединение «ТриВА» («Три» – трое, «ВА» – Владимиры и Александр). Их задача заключалась в съёмке идеологически выдержанных материалов и пропагандировании социалистического образа жизни. Отказавшись от постановочности и строго следуя принципу невмешательства в документируемое событие, фотографы «ТриВА» видели смысл в «паспортизации» времени и места.

Владимир Соколаев так описывал принципы и интересы группы: «Очень серьёзно...

Под грифом «новокузнецкой школы фотографии» объединились мастера, которые в своём стиле и с неизменной искренностью запечатлели эпоху и жившего в ней человека. Человека, который вопреки идеологическим запросам не всегда с энтузиазмом вершит трудовые подвиги и улыбается. Иногда он серьёзен, испытывает разные чувства, рожает, ест в столовой, самовыражается… Живёт.

В 1970-80-е годы на мощной кинофотостудии при Кузнецком металлургическом заводе работали фотографы Александр Трофимов, Владимир Воробьев и Владимир Соколаев, зарегистрировавшие творческое объединение «ТриВА» («Три» – трое, «ВА» – Владимиры и Александр). Их задача заключалась в съёмке идеологически выдержанных материалов и пропагандировании социалистического образа жизни. Отказавшись от постановочности и строго следуя принципу невмешательства в документируемое событие, фотографы «ТриВА» видели смысл в «паспортизации» времени и места.

Владимир Соколаев так описывал принципы и интересы группы: «Очень серьёзно прорабатывалась теория фотографии, её репортажная основа… Съёмка штатными 50-миллиметровыми объективами стала определяющей, ибо созданная ими фотография сохраняла привычную для глаза перспективу, а при рассматривании создавала ощущение "окна в событие". Метод погружения в событие стал основным способом съёмки».

Набравшись смелости, они решили отправить свои работы в капиталистический Амстердам на World Press Photo. Заявки принимали через Москву, дальше которой посылка не дошла… Парторганы обвинили фотографов в нанесении вреда «престижу и авторитету советского государства». На студии начались обыски, начальство комбината обновило состав кинофотоумельцев, а для троих фотографов наступили сложные времена.

В 1981 году обком КПСС решил расформировать объединение «ТриВА». Репортажи назвали «целенаправленным очернением социалистического образа жизни» и фотографов с завода вытеснили. Опасаясь преследований, большую часть отснятых материалов им пришлось уничтожить, но фотографический путь на этом не завершился. Они ушли «в свободное плавание», продолжив снимать родные улицы и людей, среди которых жили. Вскоре к ним присоединился художник Александр Бобкин, в чьих жизненных фотографиях мастерски передалось непростое настроение страны в 1980-е.

Известен во всём мире ещё один новокузнецкий фотограф – Николай Бахарев. Начиная с 1970-х, он совмещал работу слесаря на всё том же металлургическом комбинате с фотографированием отдыхающих на пляже. В итоге создал нечто уникальное для своего времени – запечатлел интимность и откровенность, не соответствовавшую ни общественной морали, ни тенденциям советской фотографии. Сам автор о своей практике сказал: «С моей точки зрения, я обнажал то естество, в котором люди не хотят признаваться, если оно не соответствует их представлениям о самих себе».

После фотографирования на пляже некоторые клиенты Бахарева соглашались на продолжение сессии в домашней обстановке. Съёмки могли длиться до шести часов. Постановочные сюжеты – исключительно плод самовыражения моделей. Задача фотографа сводилась к тому, чтобы эстетически всё расположить, грамотно направить освещение и наладить доверительные отношения, которые запустят механизм самопрезентации портретируемых.

Результаты таких фотосессий обретали эстетику наивного искусства. Моделям редко нравилось, как они выглядели на снимках, а сотрудники КГБ хотели знать, кто эти личности, позволявшие себе недопустимую откровенность. Для фотографа же за неуклюжими позами и нелепыми постановками крылась попытка вглядеться в психологию человека. Спустя годы его работы востребованы и обсуждаемы далеко за пределами России. В 2013 году их отобрали для основной программы 55-й Венецианской биеннале и выставляли на Международных фотографических встречах в Арле, а в 2016 на английском языке издали его альбом «Novokuznetsk».

Фотографии «новокузнецкой школы» продолжают собирать выставочные залы и вызывают живой интерес, поскольку хранят в себе время. Честность, с которой они создавались, когда-то смутила идеологов, но сегодня составляет их главную ценность, обращая эти снимки в летопись эпохи.

Читать ещё ...
Из цикла Отношение, 1985. Фотограф Николай Бахарев
Из цикла Диванчик. Фотограф Николай Бахарев
Из цикла Вместе. Фотограф Николай Бахарев
Из цикла Вместе. Фотограф Николай Бахарев
Из цикла В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из цикла В интерьере, 1980-е. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение, №70. 1991–1993. Фотограф Николай Бахарев
Из серии Отношение, №14. 1980. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере. Фотограф Николай Бахарев
Из серии В интерьере, 1991–1993. Фотограф Николай Бахарев
Лубок № 1, 1970-е. Фотограф Николай Бахарев
Нет доступных фотографий