Крис Киллип: поэзия и проза рабочих окраин

Опыт британского фотографа Криса Киллипа уникален в своём роде. Его пронзительный документальный проект длиною в несколько десятилетий запечатлел переломный момент в истории Англии, когда важнейшие некогда промышленные отрасли – сталелитейные заводы, верфи, угольные шахты в 1970-80-е постепенно пришли в упадок, а десятки тысяч простых людей, которые из поколения в поколение трудились на них, оказались никому не нужны. Киллип показал историю не «книжную», а то, как она была прожита людьми, которые в официальных отчётах были лишь статистикой.

Однажды у Криса Киллипа (Chris Killip) случился разговор с фотографом Джозефом Куделкой. Речь шла о том, как фотографу проникнуть в суть вещей.

«Вы можете пригласить в определённое место шесть фотографов «Магнум», они останутся и будут фотографировать в течение шести недель. Их фотографии, может, и будут неплохи, но они точно будут иметь определённое сходство, — сказал тогда Куделка. - Но если вы останетесь в этом месте на два года – ваши...

Опыт британского фотографа Криса Киллипа уникален в своём роде. Его пронзительный документальный проект длиною в несколько десятилетий запечатлел переломный момент в истории Англии, когда важнейшие некогда промышленные отрасли – сталелитейные заводы, верфи, угольные шахты в 1970-80-е постепенно пришли в упадок, а десятки тысяч простых людей, которые из поколения в поколение трудились на них, оказались никому не нужны. Киллип показал историю не «книжную», а то, как она была прожита людьми, которые в официальных отчётах были лишь статистикой.

Однажды у Криса Киллипа (Chris Killip) случился разговор с фотографом Джозефом Куделкой. Речь шла о том, как фотографу проникнуть в суть вещей.

«Вы можете пригласить в определённое место шесть фотографов «Магнум», они останутся и будут фотографировать в течение шести недель. Их фотографии, может, и будут неплохи, но они точно будут иметь определённое сходство, — сказал тогда Куделка. - Но если вы останетесь в этом месте на два года – ваши фотографии точно будут другими. Через три года они ещё сильнее изменятся. Вы проникните в суть этого места, сумеете показать его изнутри».

Куделка знал, о чём говорил, ведь десять лет он, захваченный романтикой вечных странствий цыган, следовал за ними, предчувствуя, что кочевой народ становится «уходящей натурой». Признак «уходящей натуры» Крис Киллип разглядел в простых рабочих Севера Англии, жизнь и быт которых не могли противостоять натиску времени. На 15 лет он переехал в промышленный, в те времена пугающе депрессивный, Ньюкасл, и поселился среди угольщиков, моряков, простых работяг.

Это не было нарочным решением. Киллип, который сам родился в рабочей семье, на острове Мэн (отец освоил профессию слесаря, позже открыл небольшой паб) наблюдал подобную жизнь с детства. Крис испытывал искреннюю боль за каждого, кто трудился всю жизнь, а теперь остался не у дел.

«Я не собирался быть фотографом деиндустриальной революции, - повторял он неоднократно. – Это произошло вокруг меня, пока я фотографировал».

Без искреннего интереса к людям невозможно было снять кадры, каждый из которых словно отдельная глава в летописи жизни. Девочка с обручем на пустынном, усыпанном мусором, пляже. Безутешный мальчик на носу рыбацкой лодки впервые выходит в море после смерти утонувшего отца. Женщина в шубе, собирающая уголь на морском берегу. Грандиозные силуэты «последних» кораблей, которые возвышаются над крохотными прибрежными посёлками. Поэтичность его работ построена на поразительном контрасте образов и эмоций.

Киллипу не просто было стать «своим» в закрытом сообществе этих людей. Большинство из них боялись, что фотографии могут навредить их запрещенному кустарному промыслу на полузакрытых предприятиях, страшно было лишиться пособия по безработице. Долгие восемь лет фотограф «подбирался» к общине морских угольщиков, но те всякий раз прогоняли его, стоило Крису достать фотокамеру. Так длилось до тех пор, пока кто-то из местных не вступился за него и не разрешил снимать. Чтобы сделать снимки жителей побережья, Киллип купил фургон и восемнадцать месяцев жил бок о бок с ними. На его глазах рождались и вырастали дети, кто-то покидал родные места, кто-то становился жертвой опасного промысла.

Случалось, что его фотографии были как «хроника предсказанной смерти». Однажды к нему обратились дети погибшего угольщика с просьбой заполучить последние снимки отца. Для матери, сын которой утонул, Киллип распечатал небольшой альбом его портретов.

Почти каждая его фотография подробно подписана, на каждой имена, обстоятельства съёмки. Киллип неоднократно проводил выставки в рабочих посёлках, привозил альбомы фотографий в подарок, со многими выходцами из тех мест он поддерживал связь всю жизнь.

Снятые с подобной самоотдачей снимки не могли не завоевать должного внимания. В 1989 году Крис Киллип был удостоен премии имени Анри Карте-Брессона за человечность своих работ. О нём говорили: «Без Киллипа большая часть британской культуры, забытая культура повседневной жизни обычных людей, остались бы незамеченными».

Фотографу удалось снять зарождение панк-культуры в Англии, легендарные клубы рабочих окраин, из которых вышли Sex Pistols, The Clash, Бьорк. Его портреты скинхедов поражают драматичностью, а серия «На месте преступления» – невероятно смелое повествование о жизни молодежи.

В девяностые Криса Киллипа пригласили в качестве лектора в Гарвардскй университет. Он с неохотой покинул любимый север Англии, но преподавательская работа увлекла его, и в 1994 он был назначен штатным профессором, позже возглавил кафедру.

Бросив школу ради фотографии в шестнадцать лет, Киллип был уверен, что талант – не главное, для успеха важнее целеустремлённость. Чтобы собрать деньги на переезд в Лондон с родного острова, Крис работал пляжным фотографом, подрабатывал в отеле. Когда необходимая сумма была на руках, он составил список из сорока лондонских фотографов, у которых хотел бы работать ассистентом, и по приезду в столицу обошел всех. Несколько десятков ему отказали, но рекламный фотограф Адриан Флауэрс согласился взять юношу на работу.

«Многие мои студенты, которые одарены меньше, но изо всех сил стараются доказать свои способности, в итоге становятся лучшими, поскольку бросают жизни вызов».

Фонд Мартина Парра после смерти фотографа получил на хранение более тысячи изображений Криса Киллипа, непроявленные слайды, в библиотеке фонда находится полное собрание его книг.

Автор: Инна Москальчук

 

Читать ещё ...
Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Шон прислонился к своему грузовику, 1983 год. Фотограф Крис Киллип
Элисон, Брайан и Клэр на пляже, 1983 год. Фотограф Крис Киллип
Фотограф Крис Киллип
Женщина, проходящая мимо доменных печей, Грейнджтаун, Тисайд, 1976 год. Фотограф Крис Киллип
Грэнби, остров Мэн. Фотограф Крис Киллип
Ферма Балларок, 1970 год. Фотограф Крис Киллип
Угольная шахта и жилищное строительство, Каслфорд, Йоркшир. Фотограф Крис Киллип
Уоллсенд, 1975 год. Фотограф Крис Киллип
Семья на гала-концерте Durham Miners, Дарем, 1975 год. Фотограф Крис Киллип
Семья Кинвиг, ферма Баллавервейн, Сент-Маркс, 1970 год. Фотограф Крис Киллип
Рокер и Джон, одетые в мешки с удобрениями, 1983 год. Фотограф Крис Киллип
Роберт Скотт, Диана Мани, Диана Муни, Дебби Тайлер, Стейси Ноубл, Трейси Мани, 1983 год. Фотограф Крис Киллип
Разрушенное жилье, Уолсенд, Тайнсайд, 1981 год. Фотограф Крис Киллип
Работа на ремонте лодок, 1982 год. Фотограф Крис Киллип
Профсоюзный деятель, Скоттсвуд, Тайнсайд, 1979 год. Фотограф Крис Киллип
Производитель грузовых шин, 1990 год. Фотограф Крис Киллип
Производитель грузовых шин 1990 год. Фотограф Крис Киллип
Пенсионеры в приюте, Уитли-Бей, Тайнсайд, 1976 год. Фотограф Крис Киллип
Парочка спит на песке, Саут-Шилдс, Тайнсайд, 1976 год. Фотограф Крис Киллип
Нини и Хелен, выбирающие уголь из тележки, 1983 год. Фотограф Крис Киллип
Люди, стоящие в очереди к пекарне во время нехватки муки (забастовка хлеба), 1977 год. Фотограф Крис Киллип
Любитель уиппетов, 1973 год. Фотограф Крис Киллип
Джефф Лейс, Лхен, 1970 год. Фотограф Крис Киллип
Нет доступных фотографий