Борис Савельев: вермееровский цвет и свет в фотографии

Борис Савельев: вермееровский цвет и свет в фотографии

Признанный во всём мире колорист и мастер света – фотограф Борис Савельев своими снимками переносит зрителя в тонкое, чувственное познание окружающего мира. В его кадре груда пустых ящиков способна «зазвучать», как подлинный шедевр живописи.

Приглушенная палитра, яркие цветовые акценты, меланхолия, лиричность, призрачность, глубина теней, многоплановость – фотографические приёмы, которыми Савельев передаёт своё видение мира. Он настаивает на том, что фотография для него – не литература. В его снимках сюжет – не главное. Фотографа увлекают едва уловимые, подсмотренные у повседневности уникальные вещи – свет, состояние, ситуация. Савельев живописен. Голландского художника Яна Вермеера он называет «первым фотографом» и вдохновившись его глубоким восприятием, сам изобрёл, так называемый, «савельевский» свет. Его снимки узнаёшь сходу. Фотограф не объединяет их в серии, но творческий почерк придаёт его работам уникальную целостность. Тот редкий случай, когда переходя от снимка к снимку, сложно определить начало пути и нынешний этап творчества. Доказательство того, что художник остаётся верен себе.

Серый цвет на его фотографиях имеет множество оттенков, Савельев говорит, что «разные оттенки серого удивительны». Его фотографии невозможно рассмотреть едва бросив взгляд. В них обязательно нужно погружаться. Случается настоящая магия – из глубины кадра выплывает одинокий фонарь, поворот дороги, силуэт девушки, распахнутое в ночь окно, мальчик в яркой бирюзовой куртке, витиеватая дверная ручка или живописная тень дерева. Непременно вглядывайтесь в дальний план его фото, в полутенях «спрятано»  множество важных деталей.

Чтобы добиться такой глубины и «плотности» кадра Борис Савельев всю свою жизнь экспериментирует с техниками печати. Каждая его фотография – штучный товар. Свои снимки он печатает на пластинах алюминия, покрытых художественным грунтом gesso. Гипсовые слои высушивают, затем вручную разглаживают наждачной бумагой. С помощью принтера, специально...

Признанный во всём мире колорист и мастер света – фотограф Борис Савельев своими снимками переносит зрителя в тонкое, чувственное познание окружающего мира. В его кадре груда пустых ящиков способна «зазвучать», как подлинный шедевр живописи.

Приглушенная палитра, яркие цветовые акценты, меланхолия, лиричность, призрачность, глубина теней, многоплановость – фотографические приёмы, которыми Савельев передаёт своё видение мира. Он настаивает на том, что фотография для него – не литература. В его снимках сюжет – не главное. Фотографа увлекают едва уловимые, подсмотренные у повседневности уникальные вещи – свет, состояние, ситуация. Савельев живописен. Голландского художника Яна Вермеера он называет «первым фотографом» и вдохновившись его глубоким восприятием, сам изобрёл, так называемый, «савельевский» свет. Его снимки узнаёшь сходу. Фотограф не объединяет их в серии, но творческий почерк придаёт его работам уникальную целостность. Тот редкий случай, когда переходя от снимка к снимку, сложно определить начало пути и нынешний этап творчества. Доказательство того, что художник остаётся верен себе.

Серый цвет на его фотографиях имеет множество оттенков, Савельев говорит, что «разные оттенки серого удивительны». Его фотографии невозможно рассмотреть едва бросив взгляд. В них обязательно нужно погружаться. Случается настоящая магия – из глубины кадра выплывает одинокий фонарь, поворот дороги, силуэт девушки, распахнутое в ночь окно, мальчик в яркой бирюзовой куртке, витиеватая дверная ручка или живописная тень дерева. Непременно вглядывайтесь в дальний план его фото, в полутенях «спрятано»  множество важных деталей.

Чтобы добиться такой глубины и «плотности» кадра Борис Савельев всю свою жизнь экспериментирует с техниками печати. Каждая его фотография – штучный товар. Свои снимки он печатает на пластинах алюминия, покрытых художественным грунтом gesso. Гипсовые слои высушивают, затем вручную разглаживают наждачной бумагой. С помощью принтера, специально разработанного для Бориса Савельева, цветовые участки распыляются в несколько слоёв с точностью до миллиметра, пока не проявляется изображение.

Это что-то вроде ручного фотошопа, - объясняют представители мадридской студии Factum Arte, которая разработала сложную систему печати специально для воплощения задумок Савельева (изначально студия называлась Permaprint и до переезда в Мадрид находилась в Лондоне). С Factum Arte фотограф сотрудничает более двадцати лет.

Художественные снимки Савельева требуют совсем иной чувствительности, чем обычная фотопечать. Мастер досконально по памяти воссоздаёт мельчайшие нюансы цвета такими, как видел их в момент съёмки. Завершённое изображение покрывается тонким слоем воска и полируется. Все фотографии существуют в ограниченном тираже – до трёх экземпляров.

«Для выставок я печатаю большие форматы и после полностью закрываю данные сюжеты, - говорит Савельев. – Такая печать выглядит практически как 3d: я не вмешиваюсь в изображение, но создаю его так, как вижу и чувствую. Важно понимать, что это не коммерческая печать, это уникальная технология. С каждым новым изображением, которое я готовлю к печати, мои впечатления обостряются и окончательный оттиск приобретает ярко выраженный, личный характер».

До 1988 года работы Савельева были чёрно-белыми. Он снимал «прямые» и понятные городские сюжеты. Не причисляя себя к уличным фотографам, всегда пытался уловить настроение, состояние, атмосферу кадра. Чтобы донести своё авторское видение – использовал сложные, порою забытые техники печати девятнадцатого века: бихромат камеди, платиновую печать, калотипию, смешивал эти техники между собой.

Савельев увлёкся фотографией и развивал своё искусство в брежневскую эпоху. В 1972 он окончил Московский авиационный университет, получил степень по аэронавтике и проработал инженером около десяти лет. С 1983 года полностью ушёл в фотографию. Родился в городе Черновцы (Западная Украина).

«Я много снимал в других городах – в Лондоне, Берлине, Мадриде, Риме, Милане... Как пишут критики – во всех других городах я ищу Черновцы».

Черновицкое портфолио он считает самым сильным и определяющим в своей карьере. В период с 1978 года были сделаны знаковые фотографии: опустевшее парикмахерское кресло – фото памяти друга-фотографа Сергея Лопатюка, фрагмент красного поезда, задумчивая женщина с авоськой, полной майонезных баночек, тень водителя автобуса сквозь пурпурную, подсвеченную солнцем занавеску, гора подушек на старой кирпичной стене, щемящая фотография под названием «Память» - взгляд из открытого окна на того, кто выходит из дома, сворачивает за угол, исчезает, чтобы через много лет, возможно, вернуться и найти своё прошлое.

Начав снимать в Черновцах ещё в школе, в 1966 году фотограф переехал в Москву, но постоянно продолжал бывать в родном городе.
В Москве на фоне общего интереса к фотографии, схожего эстетического видения он сошёлся с фотографами Александром Слюсаревым, Вячеславом Тарновецким, Сергеем Лопатюком. Так возникло объединение «Группа Четырёх». Лопатюк и Тарновецкий также переехали в столицу из Черновцов, Слюсарев был из Москвы.

«В 70-е мы снимали в стол, - вспоминает Савельев. В брежневский период застоя его работы не допускали к публикации. Слишком явно они улавливали апатию, беспросветность того времени. – Фотографы собирались на квартирах, устраивали импровизированные выставки, показывали фотографии друг другу. В то время признавали только пропагандистов СССР и фоторепортёров, которые освещали советскую жизнь. Но мы тогда не думали о признании, а творили ради искусства».

«Группе Четырёх» принадлежит понятие «прямой» (сюжетной) и метафизической фотографии. Фотографы, которые в неё входили, изучали тень и свет в фотографии, пытались передать состояние объектов.

Было большое желание показывать свои работы, делиться опытом. Этому способствовала дружба с литовскими коллегами. Прибалтика в то время считалась полузападом и групповая выставка в музее Шауляя (Литва) – первом в Советском Союзе музее фотографии, стала настоящим прорывом.
Фотографы вытянули счастливый билет, на них обратили внимание. После перестройки в СССР начали приезжать кураторы из Европы. В числе первых была редактор Review Photography Даниела Мразкова. Её впечатлили работы четвёрки фотографов (кроме них, были отобраны ещё десять фотографов). Лучшие снимки вошли в книгу «Another Russia».

В 1986 году представитель издательства «Темза и Гудзон» (издательство иллюстрированных книг по искусству в Европе и Америке) Томас Нейрат посетил Москву в поисках неординарных фотохудожников. Он выбрал Савельева и в 1988 году вышла его первая монография «Тайный город», которая стала первой на Западе книгой «неофициального» фотографа, жившего в Советском Союзе.

Из «Четвёрки» международными звёздами получилось стать у Бориса Савельева и Александра Слюсарева. Тарновецкого и Лопатюка позже назовут «забытыми гениями». Сергей Лопатюк умер в 40 лет от туберкулёза костей. Савельев называет его романтиком, Лопатюк тонко чувствовал каждого человека, его интересовал портрет в окружении. Вячеслав Тарновецкий также ушёл рано – в возрасте 57 лет. Его работы часто появлялись за рубежом в книгах о независимой фотографии и лишь однажды были напечатаны в журнале «Советское фото». Сразу после публикации в редакцию обратилась национальная библиотека Парижа с просьбой прислать работы Тарновецкого в свою коллекцию.

После выхода «Тайного города» с Борисом Савельевым стали сотрудничать немецкие, финские, другие европейские издания и выставки. Работы фотографа хранятся в музеях Сан-Франциско, Германии, Великобритании, его фотографии выставлены в Музее современного искусства в Нью-Йорке. У Савельева состоялось более двадцати персональных выставок. Он выставлялся в Третьяковской галерее, в Русском музее, его фотографии в «Московском доме фотографии» на Остоженке заняли шесть залов.

В свои 74 года фотограф продолжает активно снимать. В его фотографиях по-прежнему присутствует тайна, которую хочется разгадать. В работе предпочитает Leica M3 с 50-миллиметровым объективом. С 1995 года снимает на цифровую технику – Leica M8, Olympus pen-F, Sigma SD9, камера Sony a7R с классическими линзами Leica. Все свои фотографии по-прежнему печатает сам.

Зарубежные критики сравнивают эксперименты Савельева со светом, тенью и формой с творчеством Малевича, Кандинского, Родченко. Отмечают его совершенную композицию кадра. При том, что Борис Савельев входит в топ современных фотографов-легенд – он предпочитает держаться в стороне, нечасто даёт интервью. Самые свежие работы мастера можно увидеть на его странице в фейсбуке, приобрести коллекционные фото можно на сайте фотографа.

Автор: Инна Москальчук

Ещё
Нет доступных фотографий
Не возможно загрузить подсказку