Беренис Эббот – первая женщина-фотограф, которой покорился Нью-Йорк 1930-х

Мы давно привыкли, что женщина может входить в список Форбс, служить в армии, заниматься любыми науками или искусствами. И хотя теоретическая возможность для этого существовала давно, что подтверждают исключения в виде имён учёной Марии Кюри, писательницы Жорж Санд или самой богатой бизнесвумен в мире Гетти Грин, но ещё сто лет назад всё было иначе. Многие профессии не то чтобы были закрыты для женщин – давление общественного мнения отталкивало от них представительниц «слабого пола».

Однако Беренис Эббот (урождённая Бернис) была человеком весьма незаурядным – она смогла вырваться из сонного американского захолустья, вести богемную свободную жизнь в эпоху повального пуританства и стать одним из ведущих фотографов США в великие и страшные 1930-е годы.

Родилась будущая звезда фотографии в 1898-м году в городе Спрингфилд, штат Огайо. В раннем детстве родители Бернис развелись – братья остались с отцом, а Бернис с матерью. Трудно сказать, повлияло ли на девочку именно это...

Мы давно привыкли, что женщина может входить в список Форбс, служить в армии, заниматься любыми науками или искусствами. И хотя теоретическая возможность для этого существовала давно, что подтверждают исключения в виде имён учёной Марии Кюри, писательницы Жорж Санд или самой богатой бизнесвумен в мире Гетти Грин, но ещё сто лет назад всё было иначе. Многие профессии не то чтобы были закрыты для женщин – давление общественного мнения отталкивало от них представительниц «слабого пола».

Однако Беренис Эббот (урождённая Бернис) была человеком весьма незаурядным – она смогла вырваться из сонного американского захолустья, вести богемную свободную жизнь в эпоху повального пуританства и стать одним из ведущих фотографов США в великие и страшные 1930-е годы.

Родилась будущая звезда фотографии в 1898-м году в городе Спрингфилд, штат Огайо. В раннем детстве родители Бернис развелись – братья остались с отцом, а Бернис с матерью. Трудно сказать, повлияло ли на девочку именно это обстоятельство, но она навсегда потеряла тягу к замужествам и мужчинам вообще, а образ матери стал для неё синонимом отречения от собственной мечты. Первый бунт маленькая Бернис устроила против своего имени, добившись того, чтобы впредь её звали Беренис. После школы она, в отличие от большинства сверстниц, отправилась учиться в Университет на специальность «журналистика», а по окончании уехала в Нью-Йорк, город, который впредь будет неразрывно связан с её именем.

Эббот останавливается в Гринвич-Виллидж, одном из старейших районов «Большого яблока», где с начала 20-го века начали селиться представители элиты и творческой богемы. Беренис подрабатывает официанткой и актрисой на вторых ролях, чтобы иметь возможность заниматься скульптурой и живописью. Так она знакомится, например, с выдающимся дадаистом и сюрреалистом Марселем Дюшаном. Но куда большую роль в её судьбе сыграет фотограф и кинорежиссёр французского происхождения Ман Рэй, который станет её учителем и проводником в мир фотографии.

Вместе с Рэем в 1921-м году Беренис отправляется в Париж – творческую межвоенную Мекку – где проживёт около восьми лет. За это время, сперва ассистируя учителю, а после работая самостоятельно, Эббот получит опыт, который пригодится ей впоследствии, а также первую известность. Пять лет спустя она открывает в Париже собственный салон, где фотографирует в том числе выдающихся писателей и поэтов, среди которых Джеймс джойс, Жан Кокто, Андре Жид и другие. Уже к этому времени Беренис формулирует главные рабочие принципы: она не даёт рекламу – клиенты находят фотографа сами – и никогда не снимает бесплатно.

К городской фотографии Эббот подталкивает знакомство с Эженом Атже, который фотографирует парижские пейзажи. Снимки производят на Беренис большое впечатление; она не только будет черпать в них вдохновение, но на протяжении сорока лет после смерти Атже в 1927-м году будет заниматься популяризацией его наследия.

Вернувшись в Нью-Йорк в 1929-м Эббот уже чувствует себя вполне состоявшимся фотографом, но подлинная слава ждёт её впереди и ей ещё предстоит найти свой собственный стиль. Как она заметит позже: «Существует множество учителей, которые могут погубить вас. Не успев это понять, вы рискуете стать блеклой их копией. Поэтому следует развиваться самостоятельно».

Эббот снимает город, как бесконечный и единый живой организм. Кажется, для неё нет несущественных деталей. Эффектность и пафос небоскрёбов уравновешивают маленькие магазинчики, торгующие чем ни попадя: от хлебобулочных изделий до револьверов. Снимки улиц с высоты птичьего полёта, на которых люди кажутся точками, дополняют портреты простых горожан. Элитные особняки сменяют кварталы, населённые беднотой.

Эббот утверждает: «Создание портрета города – дело всей моей жизни, и одного снимка для этого недостаточно, ведь город постоянно меняется. Всё сущее является частью его истории – в физическое тело из кирпича, камня, стали, стекла или дерева вдыхают жизнь населяющие его мужчины и женщины».

Работа на улицах оказывается далеко не простой – фотографа порой преследуют полицейские, ей угрожают бездомные, которых она имела смелость снять, да и обычные зеваки всё время норовят испортить кадр. Также следует учесть и исторический фон: «ревущие двадцатые» с их экономическим и культурным подъёмом подходят к концу и на смену им приходят времена Великой депрессии с массовым обнищанием населения и расцветом организованной преступности. Однажды случайный прохожий спросил у Эббот почему такая хорошая девушка приехала в такой плохой район, на что она ответила: «Я не очень хорошая девушка. Я – фотограф».

Кроме того, Беренис вынуждена поступиться принципами и начать вкладывать в проект собственные средства. Лишь пять лет спустя, после первой большой выставки она получит финансирование от Федеральной программы поддержки искусства. Благодаря стипендии ещё около пяти лет она сможет работать с комфортом и даже позволит себе нанять ассистента. В это десятилетие Эббот сделает главные свои снимки.

Беренис Эббот будет фотографировать ещё долгие годы, она переключится на съёмки физико-химических экспериментов, а позже станет заниматься пейзажными фото в сельской местности, но в памяти потомков эта несгибаемая леди останется как летописец истории Нью-Йорка эпохи 1930-х годов.

Автор: Дмитрий Николов

Читать ещё ...
Буфет, Дейтона-бич, Флорида, 1954. Автор Беренис Эббот
Бруклинский мост, Уотер-стрит и Док-стрит, Бруклин, 1936. Автор Беренис Эббот
Бродвей у Бэттери-парка, 4 мая 1938. Автор Беренис Эббот
Беренис Эббот в Париже, 1928. Автор Беренис Эббот
Без названия (10). Автор Беренис Эббот
Без названия (12). Автор Беренис Эббот
Без названия (9). Автор Беренис Эббот
Без названия (8). Автор Беренис Эббот
Без названия (6). Автор Беренис Эббот
Без названия (3). Автор Беренис Эббот
Без названия (4). Автор Беренис Эббот
Без названия (5). Автор Беренис Эббот
Без названия (1). Автор Беренис Эббот
Без названия (2). Автор Беренис Эббот
Бауэри-Бум, 1932. Автор Беренис Эббот
Нет доступных фотографий