Художественная фотография

Фрэнк Де Малдер известен как один из наиболее выдающихся профессионалов в жанре эротической и ню фотографии. Его работы украшают Playboy, FHM, Maxim и Elle; принты используются в рекламных кампаниях и раскупаются коллекционерами художественной фотографии по всему миру.

Бернстайн из числа немногих современных фотографов, ищущих альтернативные методы создания своеобразного и сугубо личного визуального ландшафта без цифровых манипуляций. При этом работы автора универсально понятны и близки зрителю. Чтобы добиться задуманного эффекта в снимках, – отобразить свои сновиденческие сюжеты – она снимает исключительно на самодельные плёночные фотокамеры, от чего результаты в основном непредсказуемы и неповторимы.

Чёрно-белые фотографии деревьев Пола Козала кажутся близкими и в то же время внеземными, одновременно пленят воображение и будят любопытство. Работая в собственном узнаваемом стиле, он тонирует снимки, придавая им лёгкое свечение. Сцены в изображениях умиротворяют чувства зрителя, и, кажется, простираются за грани действительности.

Её фотографии так художественны и своеобразны, что в них не сразу угадывается работа на заказ для домов моды и ведущих журналов. И «Женщин в лесу», и задворки величия «Непарадного Версаля», и «Купальни», и множество других редакционных и модных фотосерий она снимала словно через запотевшее стекло, с налётом вуайеризма и сюрреализма. Совершенно независимая, немного загадочная Дебора Турбевилль делала расфокусированные, зернистые снимки, в которых девушки не были похожи на моделей, а обстановка полностью отличалась от локаций, в которых снимали другие фотографы.

Подвёл итоги конкурс художественной фотографии LensCulture Art Photography Awards 2019. Лучшими объявили работы 38 фотографов из 17 стран на шести континентах. В творчестве участников отметили свежие взгляды, приносящие в фотографию новые направления, наряду с веяниями, восходящими к традициям портретного и пейзажного жанров.

Фотохудожница наткнулась на старый сборник японской поэзии, настолько поразивший её, что она решила создать визуальные образы стихотворений. Так появилась фотосерия «Плавучий мир», в которой Карнохан выразила портрет женственности, мир чувственности, хризантем и цветущей вишни.

Одеть моделей в свет и тень – это не только художественный приём, к которому прибегает фотограф ради красоты, но и способ выразить уживающиеся в человеческом сознании противоположности, противоречивость образа совершенной женщины, либидо и мортидо.

Описывая свою «Белую тишину», белорусский фотограф говорит, что это «один из таких проектов, над которыми работаешь много лет, позволяя каждой фотографии вызревать сначала в мыслях». Работа пронизана темой одиночества, но она кажется больше созерцательной, чем мрачной.

Советская послевоенная фотография, пусть черпая вдохновение в работах предшественников и будучи ограниченной определёнными идеологическими рамками, тем не менее, находила способы обходить табу и выискивала новые, более соответствующие духу времени сюжеты. Пафос уступил место искренности, частное стало фотографам интересней общегосударственного, уличной фотографии было суждено  доминировать над репортажной, хотя сохранились как традиция экспериментального, так и постановочного фото. Внутрисоветские эпохи сменялись, ослабление авторитарной власти государства позволяло авторам двигаться в прежде табуированных направлениях: от сюрреализма до эротики.

В фотографиях Линн Гизаман призрачная, эфемерная красота пейзажей, будто извлечённых из глубин памяти, когда детали исчезают, а суть остаётся. Усиление сюрреалистической цветовой палитры придаёт её изображениям живописное свечение, будто увиденных сквозь шёлковую вуаль картин, которые переиначивают наше восприятие красок природы.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.