Философия

Один из наиболее ярких и выдающихся философов современности рассуждает о сущности любого изображения и фотографии, как его разновидности; о смерти этого изображения в цифровую эпоху и связанных с этим вызовах. Взгляд Бодрийяра на фотографию не столько догматичен, сколько поэтичен. Противоречия, заложенные в нем, диалектичны и нарочно запутаны, что, однако, придает тексту загадку зашифрованного манускрипта, который хочется разгадать во чтобы то ни стало, как пресловутый «код да Винчи» из конспирологической беллетристики. Перед нами сложный, многозначный плач по аналоговой эпохе и пророчество, приговор эпохе цифровой. Как предотвратить насилие над изображением, а главное – самому не превратиться в изображение – читайте в нашей адаптации статьи выдающегося философа.

Те из нас, кто интересуется философией, вольны читать и размышлять об идеях, которые привлекают, вне зависимости от того, насколько они размыты, маргинальны или немодны. Те же, кто не интересуется «любомудрием» (так дословно с греческого переводится «философия»), как раз могут увлечься, а с помощью этой визуализации даже разобраться в структуре философии с 1950-х годов до сегодняшнего дня.

Почему существует мир, почему в нём есть мы, почему вообще что-то есть вместо пустоты? Артур Шопенгауэр сказал, что те, кому неинтересен вопрос бытия, страдают слабоумием. Довольно категоричное заявление, но нас-то вопрос интересует, так ведь?

Счастье – это не состояние, если придерживаться взглядов мыслителя, это деятельность, говорит доктор философии Эдит Холл, и человеку просто нужно решиться стать счастливее. Издание The Guardian обозревает её новую книгу «Путь Аристотеля».

Жан Бодрийяр по-своему интерпретирует запрещенный научно-фантастический роман о мировом заговоре с целью уничтожения всех женщин, который в определенной степени напоминает «Гибель Титана» — пророческий роман о гибели «Титаника». Лишь за упоминание этого произведения философ неоднократно подвергался упрекам, а эту главу, также, как и главу «Не жалей Сараево!», даже требовали изъять из американского издания книги «Совершенное преступление».

Сьюзен Зонтаг (иногда – Сонтаг) – американская писательница, эссеист, критик и режиссёр, наиболее известна своим фундаментальным сборником эссе «О фотографии». Зонтаг одна из первых подвергла серьёзному осмыслению такие «вторичные» с точки зрения тогдашнего искусствоведения элементы, как массовая культура, мода, и, конечно же, фотография, особенно документальная далёкие от признания «серьёзной критикой». Сегодня мы попытаемся разобраться, в чём именно её заслуга и почему книга «О фотографии», отмеченная престижной премией и регулярно переиздаваемая, остаётся актуальной и по сей день.

О том, как Достоевский стоял на эшафоте, Сартр был наркомановым эквивалентом Сверхчеловека, Кьеркегор публиковался под псевдонимами, чтобы уйти от ответственности, Ницше сошёл с ума, спасая лошадь, а Кафка писал отзывы о проститутках.

Иногда, столкнувшись с необычными идеями, люди реагируют фразой: «ты чем обкурился?» или «что ты принимал?». Такое часто предъявляют философам, отвергая их теории как бред. Но, честно говоря, мыслители иногда действительно принимают наркотики. Возьмём, к примеру, Жан-Поля Сартра, который освоил рацион основателя гонзо-журналистики Хантера С. Томпсона задолго до того, как тот отправился в Лас-Вегас на красном кабриолете, с чемоданчиком набитым кислотой, кокаином, мескалином и эфиром.

Эпиктет жил почти 2000 лет назад, но его учения по-прежнему вдохновляют. Несколько мыслей философа о том, что делает человека беспомощным рабом, об информации, принятии, традиционном мышлении, внимании и банальностях.

Академия Arzamas и журнал «Иностранная литература» в рамках совместного проекта опубликовали последние письма Фридриха Ницше в переводе Игоря Эбаноидзе. Они написаны в течение полутора лет (1887–1889), предшествовавших духовному слому и безумию философа.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.