Обнажённая натура

Бритни Кэти-Адамс направляет фотокамеру на себя не в стремлении самоизучения и самонаблюдения, а для обретения свободы. Носить себя в теле, обесцениваемом обществом, часто бывает одиноко, говорит автор. Начав фотографироваться без одежды, она поняла, что 20 лет извинялась за свою внешность.

Фривольная ночная жизнь Парижа во все времена притягивала внимание мастеров живописи, литературы и фотографии. Случилось документировать легкомысленную сторону французской столицы и Франку Хорвату. В 1956 году он фотографировал проституток, стриптизёрш и посетителей ночного клуба в районе площади Пигаль.

Этого фотографа из Брюсселя разочаровала идеальность цифровой фотографии, и она начала снимать полароиды, оценив их совершенное несовершенство. Свои снимки Кирстен Тис ван ден Ауденарде создаёт преимущественно в излюбленном жанре – художественной ню фотографии. А техника и фотоматериалы уподобляют их мечтательным и сновидческим картинкам.

Самое интересное – вести наблюдение за теми, кто в это время наблюдает за другими. Американский фотограф Майкл Абрамсон известен своими работами, запечатлевшими ночную жизнь нескольких «джентльменских» клубов Чикаго.

«Я позволил красоте самой линии произвести впечатление, не приукрашая и подавляя все вторичное», − так определил основной принцип своего творчества Франтишек Дртикол, признанный основоположник чешского фотоавангардизма. Известный черно-белыми портретами обнаженной натуры, помещенной в абстрактные декорации, фотограф задействовал в своем творчестве элементы стиля модерн и аp деко.

Описывая свою «Белую тишину», белорусский фотограф говорит, что это «один из таких проектов, над которыми работаешь много лет, позволяя каждой фотографии вызревать сначала в мыслях». Работа пронизана темой одиночества, но она кажется больше созерцательной, чем мрачной.

Работы Эллен Роджерс, наполненные призрачной красотой, больше похожи на живопись, чем на фотографию. Она увлеклась друидическими и руническими учениями, очарована религией, оккультизмом и мифологией. Все эти интересы Роджерс многое объясняют в её фотографиях, которые кажутся столь же осязаемыми, сколь и таинственными.

Кисти Роберто Ферри принадлежат воистину необычайные полотна. На первый взгляд, ничего необычного на них нет – классические обнажённые тела, отсылающие зрителя к эпохе Возрождения. Но стоит немного присмотреться, и зритель рискует оказаться в странном или даже страшном месте, где человеческие тела меняют форму, то обращаясь в фольклорных созданий вроде русалок или сатиров, то распадаясь на части, оплывая как свечи, проваливаясь внутрь самих себя.

Его творчество отличается прежде всего безрассудными композициями и явным эротизмом. Не заботясь о правилах и приличиях, он воплотил в своих фотографиях мятежный дух 60-70-х годов прошлого столетия. XX век, пожалуй, не знает фотографа более причудливого и эксцентричного, чем Жерар Петрус Фиерет.

Эту фотосерию швейцарский фотограф создал во время медового месяца, когда отправился во Францию вместе со своей женой Ритой. Изначально снимки делались не для публикации. Но позже они вышли в виде фотокниги «Глазами любви», нежной фотоистории, будто развернувшейся в один день.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.