Жан Поль Сартр

О том, как Достоевский стоял на эшафоте, Сартр был наркомановым эквивалентом Сверхчеловека, Кьеркегор публиковался под псевдонимами, чтобы уйти от ответственности, Ницше сошёл с ума, спасая лошадь, а Кафка писал отзывы о проститутках.

Существует мнение, согласно которому всеми человеческими делами правит всемогущий Бог Творец, Отец наш небесный, и ничто не может произойти без его ведома и согласия. В гораздо более свежих суждениях появилась версия, что мы обитаем в невообразимо сложном компьютерном симуляторе, в котором всё – в том числе, и мы сами – создано всемогущими программистами. Первый сценарий поддерживают миллионы людей, а второй... разве что небольшая группа техно-футуристов вроде тех, что в Кремниевой долине. Но в любом случае, неизбежно возникает вопрос: существует ли такая штука, как истинная свобода? Идея о том, что свободная воля и ответственность за свою жизнь – это иллюзия, не давала покоя философам как минимум последних пару тысяч лет.

Иногда, столкнувшись с необычными идеями, люди реагируют фразой: «ты чем обкурился?» или «что ты принимал?». Такое часто предъявляют философам, отвергая их теории как бред. Но, честно говоря, мыслители иногда действительно принимают наркотики. Возьмём, к примеру, Жан-Поля Сартра, который освоил рацион основателя гонзо-журналистики Хантера С. Томпсона задолго до того, как тот отправился в Лас-Вегас на красном кабриолете, с чемоданчиком набитым кислотой, кокаином, мескалином и эфиром.

В начале 20-го века в Западной Европе, особенно во Франции, обрёл популярность новый жанр литературы. Такие писатели, как Жан-Поль Сартр и Альбер Камю начали писать о человеческом существовании и его кризисе, назвав это экзистенциализмом, философской теорией, в которой подчеркивается существование человека, определяющего своё собственное развитие и судьбу.

Доступно в Google Play

Z

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.