Документальная фотография

Вторая мировая война – одно из событий навсегда изменивших мир. Война же Великая Отечественная, как часть мировой, оставила незаживающие по сей день шрамы в памяти всех народов, что были некогда частью Советского Союза. Но сколь огромна беда, столь же велик и подвиг её преодоления. Поэтому, как в песне, радость неизменно сопровождают слёзы на глазах и наоборот. Советская фронтовая фотография, часто малоизвестная, по сей день хранит горе народа, его героический подвиг, как боевой, так и трудовой, совмещая в себе документальную строгость и порой холодящую кровь художественную... красоту.

Андреас Х. Битеснич (Andreas H. Bitesnich) родился в Вене в 1964 году и является одним из ведущих современных фотографов Европы. Впервые желание снимать посетило Битеснича во время путешествия в Милан, где сделанные его другом чёрно-белые снимки вдохновили на творчество будущего мастера. С 1989 года был удостоен множества личных выставок; книги мастера издаются с завидной регулярностью немалыми тиражами.

Эдуард Буба (реже употребляют Бубат) родился в Париже в 1923 году. С началом немецкой оккупации Эдуард, как и многие его соотечественники, был отправлен в Германию на принудительные работы. Может быть, именно несправедливость и жестокость, которым стал свидетелем молодой Буба, определили его творческий вектор, а именно – нежелание преумножать страдания, запечатлевая их на плёнку. Трудившийся в типографии, прежде чем стать фотографом, Эдуард сделал свой первый снимок лишь после окончания Второй Мировой войны – в 1946 году и уже год спустя стал лауреатом премии от компании «Kodak», что способствовало его быстрому профессиональному росту, открыв перед молодым фотографом новые творческие горизонты.

Часто, документируя советскую эпоху и первые годы независимости бывших союзных республик, фотографы не могут удержаться от передёргиваний. Одни рисуют идиллическую картинку, которая не то чтобы лжива – просто объектив фотокамеры смотрит туда, где всё и вправду хорошо. Другие, пытаясь опровергнуть очевидную однобокость подобного взгляда, создают однобокость иного рода, старательно выискивая изъяны и язвы, которыми, положа руку на сердце, полна любая эпоха. Обе эти точки взгляда, выражая часть правды, каждая в своей пропорции, остаются, тем не менее, неполными. Фотографии Валерия Щеколдина если не являются неким взвешенным идеальным взглядом на непростые времена нашей истории, то пытаются представить зрителю третью точку зрения.

Сейчас, когда цветная камера с многократным зумом встроена в каждый телефон, кажется совершенно невероятным, что цветная фотография вошла в широкое использование профессиональными художниками самых технически развитых стран лишь в 1970-е годы. Много лет до и долгие годы спустя чёрно-белое фото считалось признаком элитарности и, быть может, это длилось бы дольше, если бы не фотографии человека, которого называют «отцом цветной фотографии» – Уильяма Эгглстона.

Великие исторические сломы располагают к созданию впечатляющих и проникновенных фотографий. Раннесоветская борьба за всеобщее счастье проявлялась всюду: вот работник приюта отмывает от многодневной грязи беспризорника, вот, пока не имеющие своего крова, рабочие светятся радостью на открытии очередного завода, ГЭС или метро, вот вчерашние институтки учат читать крестьян Средней Азии, а крестьяне средней полосы России с удивлением изучают обычную для нас электрическую лампочку, которая для них пока просто «лампочка Ильича». При этом, несмотря на иногда повторяющиеся сюжеты, каждый взгляд и каждый снимок того времени уникален. Среди плотных рядов соцреалистов затесались авангардисты-экспериментаторы, мастера коллажа, пейзажисты-пикторалисты, мастера ню, пионеры аэрофотосъёмки и т.д.

В фотопроекте, посвящённом женщинам, несущим службу в израильской армии, Рэйчел Папо вольно или не вольно ставит перед зрителем вопрос о традиционной роли женщины в обществе и её мутации под давлением постоянной внешней угрозы вторжения и терроризма. Изучая мир русского балета, фотограф также прямо говорит о том, что для России тот является олицетворением традиционного искусства. Будучи противопоставленным новым западным веяниям, балет становится ещё одной ареной в противостоянии традиции и современности.

Анри Картье-Брессон характеризовал Марка Рибу, как «прирождённого геометра, у которого глаз, как компас» – нужны ли после этого дополнительные рекомендации? Впрочем, снимки мастера говорят за себя лучше иных славословий – многие из них стали иллюстрациями в учебниках по фотожурналистике. Шестьдесят лет через объектив камеры французского фотографа весь мир следил за самыми важными, порой недоступными для широкой общественности событиями.

Анри Картье-Брессон из тех, чьё имя вспоминают первым делом, говоря о людях, заставивших мир воспринимать документальную фотографию как жанр искусства. Его считают своим учителем несколько поколений фотографов, по сей день работы мастера не потеряли актуальности, оставаясь неким эталоном качества. «Решающий момент» – статья, в которой Картье-Брессон блестяще сформулировал свои принципы и объяснил своё видение фотографии, которая, даже будучи написанной человеком из «эпохи плёнки» остаётся актуальной и в наш цифровой век.

Огромная коллекция ретро-фото Ловентейла, демонстрирующая природу Китая, его города и человеческие типы и вмещающая более 15 000 снимков, позволяет с головой окунуться в мир далёкой азиатской державы, чья история насчитывает несколько тысячелетий. Перед вами не просто блестящий художественный памятник фотографии, но и документальный архив, охватывающий жизнь загадочного китайского государства с 1850-х до 1930-х годов.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.