Городская фотография

Мария Плотникова приобщилась к уличной съёмке, будучи профессиональным спортивным и репортажным фотографом. Оказавшись в Южной Америке, она основательно увлеклась жанром, и плоды этого увлечения обернулись серьёзными достижениями в своей сфере. От центральных столичных улиц Аргентины и Бразилии до мексиканских и кубинских окраин, боливийской провинции и многих российских городов – не полный диапазон географии кадров из яркого портфолио автора.

В 1960-х годах Тони Рэй-Джонс сформировал новый взгляд на британское общество – с иронией, сочувствием и юмором. Его фотографии документальны, почти антропологичны по своей природе. Рэй-Джонс говорил, что его цель – запечатлеть специфическую британскую ауру и сюрреалистический юмор в заурядных ситуациях.

Карьера фотографа охватывает более 60 лет, за которые он испытал себя в различных жанрах, но наиболее известен приверженностью трём элементам: «свет, цвет и жест». Именно на них охотится Джей Мейзел, когда выходит с фотокамерой на улицы.

В серии фотографий Джошуа Саринана «Поверхность и сознание» представлено опьяняющее очарование тротуаров после дождя. В его руках камера становится инструментом философского созерцания мира, объединяющего природу и воображение. «Мне нравится думать об этих лужах как о путях в другое измерение», – говорит фотограф.

Ему 87 лет, и его первая фотокнига «Кен Ван Сикл: фотографии 1954-2009» запечатлела жизнь богемы по обе стороны Атлантики. Работы этого художника овеяны флером романтизма. Они позволяют путешествовать во времени, предоставляя зрителям возможность побывать в Париже 50-х годов, в Нью-Йорке 70-х, в арт-студии Энди Уорхола или на вечеринке в Ист-Виллидж.

Живые, искренние фотографии получаются, когда люди не знают, что на них обращён объектив. Такие выловленные из реальности снимки делает в столичном метро московский фотограф Алексей Домрачев.

Людвиг Фавр показал шумный нью-йоркский район с другой стороны. В его снимках притихший, ещё не пробудившийся Чайна-таун светится тёплым светом ночных фонарей, поблёскивает влажным после дождя асфальтом и оживляется редкими прохожими.

Довольно часто фотография Джейсона Петерсона – это игра ожидания. Но чтобы она оказалась возможной, важно определить геометрию сцены, ее графическую энергетику. Возможно, это – своеобразная ловушка для света. Потому что именно свет – главное действующее лицо в этой черно-белой феерии.

Говорят, что живопись – это немая музыка. То же можно сказать и об искусстве фотографии. Снимки австрийской фотохудожницы Ирмы Хазелбергер поражают своей объемностью и глубиной. 

Витрины магазинов, набережная, простыни на бельевых верёвках, скрытые лица, карусели, уснувшие на улицах люди – в объективе фотографа целая жизнь. О Париже на своих фотографиях Изис Бидерманас говорил: «Это не современный Париж и не старый, а просто мой». Город, который смог в себя влюбить.

Я

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.