«Три тысячи лет желаний»: восточная притча о таинственной силе мечты

Размеры изображения: ширина 1280px, высота 720px
Загрузить изображение
«Три тысячи лет желаний»: восточная притча о таинственной силе мечты

Три тысячи лет желаний / Three Thousand Years of Longing (фильм 2022)

Рейтинг IMDb: 6,8; Кинопоиска: 7,0

Современная интерпретация истории «Аладдина», в которой повелителем Джинна становится отказавшаяся от всех страстей и желаний карьеристка в исполнении Тильды Суинтон. Убедить её в том, что чувствовать в себе желание – значит, жить, пытается обаятельный чародей из волшебного сосуда – Идрис Эльба. Талантливый актёрский дуэт на протяжении картины ведёт доверительные беседы, переносящие зрителя к событиям, которые предшествовали трём тысячам лет заточения Джинна. Калейдоскоп из восточных притч, романтических историй, философских рассуждений о том, что исполнение самых заветных желаний вовсе не гарантирует человеку счастья.

Специалист по изучению мифов и историй Алитеа (Тильда Суинтон) прилетает на конференцию в загадочный и колоритный Стамбул. В одной из сувенирных лавок женщина покупает древний сосуд, в котором оказывается заточен настоящий Джинн. Об этом Алитеа узнаёт в номере отеля, пытаясь оттереть сосуд от вековой пыли. Когда Джинн предлагает исполнить традиционные три желания, она неожиданно отказывается. Одинокой, поглощённой научной карьерой Алитее будто бы нечего желать. После неудачного брака она не особо верит в любовь, её устраивает комфортная однообразная жизнь, которая не предвидит сюрпризов. Чтобы показать важность и силу желаний Джинн рассказывает женщине о судьбе своих предыдущих «хозяев» и чем для них, да и для него самого обернулась попытка обладать самым заветным.

Создатель серии постапокалиптических боевиков «Безумный Макс» – Джордж Миллер на этот раз решил «поиграть» в восточную сказку. История, в основу которой лёг рассказ писательницы Антонии Байетт «Джин в бутылке из стекла «соловьиный глаз» в режиссёрской версии переносит зрителя в библейские времена царя Соломона, после – в Великолепный век правления султана и, наконец, к событиям, которые случились в девятнадцатом веке.

Кадры воспоминаний Джинна выглядят яркой россыпью самоцветов, контрастируя со спокойной меланхоличной атмосферой номера отеля, в котором происходит многочасовая беседа «волшебника из лампы» (в этой истории из загадочного сосуда) и Алитеи. Сценаристы словно противопоставляют рациональный, излишне предсказуемый и часто совершенно безликий мир Запада яркому колориту и страстности Востока. Алитеа изучает древние мифы, но сама не допускает присутствия толики чуда в реальной жизни. Размышляя о природе желаний, создатели также поднимают важный вопрос – насколько каждое наше желание, даже самое заветное – эгоистично и направлено на самого себя, но не на благо других.

Оператор Джон Сил («Гарри Поттер и философский камень», «Человек дождя», «Общество мёртвых поэтов») превратил «Три тысячи лет желаний» в красивую, сочную, яркую, наполненную восточным колоритом историю. Фильм получился своеобразной отдушиной, возможностью забыться хоть ненадолго в потоке новостей и событий. Он также призывает к личным размышлениям о том, что в жизни играет ключевую роль и чем ни при каких обстоятельствах не стоит пренебрегать.