«Ковбой из Копенгагена»: мир человеческого ничтожества в неоново-нуарном антураже

Размеры изображения: ширина 1280px, высота 720px
Загрузить изображение
«Ковбой из Копенгагена»: мир человеческого ничтожества в неоново-нуарном антураже

Ковбой из Копенгагена (Галопом по Копенгагену) / Copenhagen Cowboy (сериал 2022-2023)

Рейтинг IMDb: 6,8; Кинопоиска: 7,0

Нуарный коктейль из супергероики, боевика, обличительной драмы о человеческом ничтожестве и мифологической притчи от датского режиссёра Николаса Виндинга Рёфна. Смешав сверхъестественное с тёмной стороной личности, Рёфн («Драйв» «Неоновый демон», «Слишком стар, чтобы умереть молодым») создал гипнотизирующий мир, пропитанный тревогой, разобщённостью, порочной тайной и удушливым безвременьем. Героиня истории – миниатюрная брюнетка Миу (Анжела Бундалович)  выступает в роли своеобразного талисмана на удачу. Девушка обладает суперсилой, которая помогает осуществить сокровенные желания тем, кому «принадлежит» Миу. Загвоздка в том, что из рук в руки её передают представители копенгагенского криминального дна. Сбежав, девушка направляет свою силу против угнетателей, и ищет отмщения.

Сериал – ностальгический привет неоновой вселенной кино 80-х. Главное свойство неона – преображать реальность, делая её похожей на сон. В неоновом свете даже незамысловатый сюжет обретает многоплановость и сложность. В репликах героев, в отрешенной немногословности Миу угадывается скрытый подтекст, который нет надобности проговаривать. Это тот случай, когда картину стоит читать между строк. Приземленные обстоятельства, в которые попадает девушка, выглядят как круги ада, которые ей необходимо пройти. Бордель, его хозяйка, которая рада заполучить Миу, как личный трофей, для исполнения желаний. Она откровенно издевается над девушкой, её совершенно не тревожит, что та может направить свою силу против неё. Скудоумие, животные инстинкты авторы сериала ассоциируют со свиньями – герои визжат, хрюкают, похожи на свиней своими повадками. В данном контексте обидно только за свиней, поскольку невежество не требует ассоциативного ряда, оно само по себе гнусно и отвратительно. Своей нарочито «свинской» тематикой сериал навевает параллели с фильмом «Грязь» британского режиссёра Джона С. Бейрда. С тем отличием, что в «Грязи» все пороки были сосредоточены в главном герое, у Рёфна – мир вокруг Миу погряз в невежестве. Девушка, скорее, статист – зеркало, в котором отражается жуткая личина тех, кто встречается ей на пути. Этим можно объяснить немногословные монологи героини, «замороженную» мимику и отсутствующий взгляд.

«Ковбой из Копенгагена» кому-то покажется слишком экспериментальным в жанровом плане, но такие проекты часто сами становятся «водоразделом». Будучи всюду «недо» – недо-супергероикой, недо-триллером, недо-нуаром, многих он раздражает отсутствием четкой полярности, но уже сейчас очевидна попытка режиссёра продемонстрировать в «Ковбое» свой авторский киноязык. Не исключено, что в будущем, те, кто откровенно критикует сериал, будут использовать новаторские кинематографические приёмы, которыми тот изобилует. Такие, к примеру, как повороты камеры по кругу во время разговора персонажей, таким образом погружающий в атмосферу места и действия. Плотность неонового освещения, подчеркивающую двойственный характер всего, что происходит на экране. Метафорическую связь человека и животного, преобладание инстинктов, которые «расчеловечивают». Как и Тарантино, Рёфн яркий приверженец постмодерна и заядлый синефил. Разгадывать его новое творение интересно ещё и с этой точки зрения. Кому-то в нем видятся отголоски «Божественной комедии» Данте, кто-то заметил мифологический подтекст.

«Ковбой из Копенгагена» режиссёр снял после 15 летнего перерыва в творчестве. Рёфн признался, что сериал демонстрирует развитие альтер-эго его предыдущих проектов, которое на этот раз воплотилось в Миу.