Псилоцибин: наука об огромном лечебном потенциале волшебных грибов

Псилоцибин: наука об огромном лечебном потенциале волшебных грибов

Псилоцибин – натуральное психоделическое вещество, содержащееся во многих видах грибов. Люди применяли его на протяжении тысяч лет для врачевания, религиозных церемоний и магических практик. Некоторые народности, например, масатеки не отошли от этой традиции по сей день. С 1960-х годов информация о псилоцибине и грибах, в которых он содержится, распространилась в западном мире. Вскоре широкое применение этого и других психоделиков как ЛСД и мескалин законодательно ограничили, что приостановило научные исследования галлюциногенных веществ. В последние несколько лет ослабление в нормативных актах позволило учёным приступить к исследованию псилоцибина по ряду причин. Похоже, что это весьма многогранное соединение, которое способно послужить инструментом для изучения мозга и сознания, а также выступить в качестве лечебного средства при различных психологических отклонениях.

Псилоцибин – это соединение с очень низкой физической токсичностью, но оно оказывает мощное психологическое воздействие. Ключевое значение имеет правильная дозировка, когда препарат применяют с тем, чтобы уменьшить вероятность побочных реакций и максимизировать потенциальную пользу.

После употребления псилоцибин дефосфорилируется в фармакологически активную молекулу псилоцина, которая напоминает структуру ключевого нейромедиатора серотонина, благодаря чему обладает высоким сходством с 5-НТ2А и 5-НТ1 серотониновыми рецепторами и имитирует действие этого нейромедиатора. Психоделические эффекты псилоцибина может предотвратить кетансерин. Он выступает в роли антагониста рецептора 5-НТ2А, поэтому блокирует доступ псилоцибина к рецепторам и препятствует проявлению эффекта (Vollenweider et al. 1999). Эти рецепторы расположены с разной плотностью во многих частях мозга и среди прочего играют важную роль в регулировании настроения и мотивации. Обнаружено, что употребление псилоцибина в средних дозах приводит к увеличению церебрального метаболизма глюкозы, особенно в фронто-медиальных и фронто-латеральных областях (24.3%), передней части поясной извилины (24.9%) и височной (25.3%) области головного мозга (Vollenweider et al. 1997).

Psilotsibin nauka o volshebnyh gribah 2

Такие технологические разработки как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) позволяют исследователям изучить мозг с большей точностью, чем когда-либо прежде. Сканирование мозга здоровых добровольцев, принявших псилоцибин, обнаружило, что в частях мозга, составляющих систему пассивного режима работы мозга (работа мозга, которую мы производим, когда нас оставили в покое), активность снизилась через снижение кровотока. Но затронуты были такие области как таламус, передняя и задняя поясная кора. Это в свою очередь оказывает воздействие на сознание, ведущее к более непринуждённому, свободному состоянию по сравнению с сознанием в трезвом состоянии (Carhart-Harris et al. 2012).

Гиперфункция системы пассивного режима работы мозга связана с депрессивными состояниями и навязчивыми пережевываниями, поэтому снижение её активности может иметь важные последствия для лечения депрессии. Снижение активности системы пассивного режима также связано с «растворением эго». Эта система взаимосвязана с нашей личностью и самоощущением. Под воздействием псилоцибина возникает восприятие мира, которое участники эксперимента часто описывали как «увидеть мир глазами ребёнка». Последовательно снижается активность в медиальной префронтальной коре. Эта зона представляет интерес, так как в ней наблюдается гиперактивность у людей, подверженных глубоким депрессиям. Осознанная медитация тоже приводит к снижению активности в тех же участках головного мозга.

Дополнительное исследование томографий мозга показало, что псилоцибин усиливает автобиографические воспоминания и способствует воскрешению воспоминаний. Также отмечена повышенная активность в областях мозга, которые обрабатывают визуальную и другую сенсорную информацию. Предположительно, это свойство псилоцибина позволит использовать его в психотерапии в качестве инструмента, который облегчит возврат важных воспоминаний или поможет в снижении фиксации на негативных воспоминаниях. Также есть потенциал для активизации творческого мышления (Carhart-Harris et al. 2012).

Дальнейшее изучение сканирований мозга, построенное на предыдущих исследованиях, показало, что псилоцибин увеличивает амплитуду активности в областях мозга, которые активируются во время сновидений и которые составляют более древнюю и примитивную часть мозга, связанную с эмоциями. В то же время расширенное состояние сознания способствует росту ассоциаций, созданных мозгом под действием препарата, и лёгкости, с которой это происходит по сравнению с трезвым состоянием (Tagliazucchi et al. 2014). Это исследование показало, что псилоцибин обеспечивает доступ к состоянию как во сне, поэтому способствует активации бессознательного, связанного со сновидениями, а также помогает в творческом мышлении и решении проблем, имея при этом терапевтический эффект, благодаря доступу к «первобытной части» мозга. Похоже, что приём псилоцибина приводит к состоянию сознания, которое способствует снижению активности в системе эго, что в свою очередь позволяет растормозить и повысить активность в системе эмоций. Это и другие исследования пришли к выводу, что псилоцибин может оказаться полезным для некоторых форм психотерапии.

Дальнейший анализ результатов МРТ человеческого мозга под псилоцибином показал, что препарат увеличивает связь и взаимодействие между различными частями мозга, которые обычно разъединены в трезвом состоянии. Под псилоцибином картина соединений в частях мозга совершенно иная. Из-за изменений под воздействием психоделиков различные чувственные восприятия могут пересекаться и сливаться, поэтому не исключён такой опыт как синестезия. Функции мозга под псилоцибином можно охарактеризовать как менее скованные и более интер-коммуникационные по сравнению с трезвым состоянием мозга (Petri et al. 2014).

Недавние исследования показали, что применение псилоцибина приводит к снижению реакционной способности миндалевидного тела, которое в свою очередь коррелирует с позитивным настроением у здоровых добровольцев (Kraehenmann et al. 2014). Таким образом, в псилоцибине есть потенциал для лечения тревожности и депрессии. Гиперактивность миндалевидного тела связана с негативным настроением и состоянием глубокой депрессии.

Учёные продолжают изучать возможности псилоцибина в лечении депрессии и тревожности. Антидепрессанты, которые назначают больным в настоящее время, – как правило, СИОЗС – лишь ослабляют симптомы, требуют хронического применения, эффективны лишь для определённой группы людей, чаще всего имеют ряд побочных действий. Псилоцибин может стать альтернативным и более эффективным способом лечения депрессии.

Исследования, проведённые при поддержке MAPS под руководством Франсиско Морено из Университета Аризоны, поставили под сомнение первое утверждение FDA о предварительном клиническом исследовании псилоцибина в США в 1970 году. Оно было посвящено лечению обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР). Выяснилось, что употребление псилоцибина привело к значительному снижению симптомов ОКР у пациентов (Moreno et al. 2006). Предположительно это произошло из-за подавления серотониновых рецепторов, в результате чего уменьшается восприимчивость к серотонину (Halberstadt & Geyer 2011).

Обнаружили, что псилоцибин уменьшает боль и симптомы кластерной головной боли (Vollenweider & Kometer 2010; Sun-Edelstein & Mauskrop 2011), которые известны чрезвычайной изнурительностью, высокой болезненностью и связаны с высоким количеством самоубийств. Другие методы лечения и блокирования циклов кластерной головной боли не известны, но эффективны суб-психоделические дозы псилоцибина (и ЛСД). Выяснилось, что псилоцибин снижает кровоток в гипоталамусе. Именно в этом месте ток крови увеличивается во время эпизодов кластерной головной боли, что отчасти объясняет его эффективность в лечении (Carhart-Harris et al. 2012). Безусловно, целесообразны дальнейшие исследования в этой области.

Psilotsibin nauka o volshebnyh gribah 1

Псилоцибин испытали в лечении алкогольной и табачной зависимости. Недавно завершилось предварительное исследование с участием 15 добровольцев. Использование средних и больших доз препарата дало многообещающие предварительные результаты, дальнейшие исследования, несомненно, оправданы. 12 из 15 участников эксперимента (80%) воздержались от табакокурения на шесть месяцев наблюдений, в то время как современные методы лечения табачной зависимости дают значительно меньший успех, не превышающей 35% (Johnson et al. 2014).

Это было небольшое предварительное исследование, чтобы проверить целесообразность использования псилоцибина для лечения табачной зависимости, поэтому важно не делать окончательных выводов относительно эффективности вещества, но результаты, конечно, радуют и подталкивают к дальнейшим испытаниям. В совсем недавнем исследовании псилоцибин использовали в лечении алкоголизма и наблюдали значительные долгосрочные результаты (воздержание более 36 недель) без побочных эффектов. Требуется дальнейшее целенаправленное изучение действия вещества (Bogenschutz et al. 2015).

Такие психоделики, как псилоцибин по-разному действуют на мозг, влияя на аддиктивные синдромы. Они действуют на рецепторы мозга, которые влияют на поведение, связанное с поисками наркотиков, при одновременном снижении кровотока в областях мозга, ответственных за эмоции и более высокие функции, которые имеют тенденцию к гиперактивности при депрессии. Это может сдерживать круговую негативную модель мышления, связанную с зависимостью. Временное хаотическое состояние, вызванное психоделиками, по-видимому, ослабляет усиленные соединения мозга и люди могут посмотреть на свою жизнь и проблемы в более широкой перспективе. Участники эксперимента, которые успешно отказались от курения, рассказали о высших «мистических переживаниях». И в других исследованиях обнаруживали, что псилоцибин вызывал мистические переживания, положительные изменения в степени удовлетворённости жизнью, а также долгосрочные личностные изменения, в частности, увеличивалась такая черта личности, как открытость.

Недавно обнаружили, что приём низких и хронически высоких доз вещества увеличил гиппокампальный нейрогенез у мышей, и ускорил их «отучивание» от негативного поведения, вызванного страхом. Этот эффект может открыть перспективы в лечении посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и сопутствующих патологий (Catlow et al. 2013). Таким образом, псилоцибин применим в лечении ПТСР у людей с синдромом, характеризующимся крайне ненормальными функциями мозга, например, сбоями в деятельности гиппокампа (Catlow et al. 2006). Нарушение нейрогенеза гиппокампа также связано с такими когнитивными расстройствами, как тревога, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), зависимость (Canales 2013) и нейродегенеративные заболевания. Псилоцибин также понижал активность в медиальной фронтальной коре мозга мышей. Эта область подвержена гиперактивности у страдающих ПТСР, что отмечено в исследованиях, проведённых над людьми (Carhart-Harris et al. 2012). Возможно, псилоцибин, как и кетамин, изменяет глутаматергическую нейротрансмиссию, что связано с нейрогенезом и нейропластичностью мозга (Vollenweider & Kometer 2010).

Изучают также эффективность псилоцибина для оказания помощи неизлечимо больным пациентам, чтобы облегчить их психологические страдания, связанные с приближающейся смертью. Предварительные результаты, полученные с применением небольших доз препарата в сочетании с поддерживающей психотерапией, показали действенность псилоцибина. Он снижает тревожность и экзистенциальный страх, уменьшает зависимость от обезболивающего и позволяет людям максимально использовать остающееся время. Эффекты псилоцибина от одной сессии могут быть долгосрочными с продолжительностью действия от двух недель до шести месяцев и дольше (Vollenweider & Kometer 2010; Grob et al. 2011). Дальнейшие исследования в этой области ведёт доктор Стивен Росс из Нью-Йоркского университета при поддержке научно-исследовательского института Хеффтера.

В ходе изучения применения высокой дозы псилоцибина обнаружили, что вещество может вызывать долгосрочные позитивные изменения в личности, ощущение удовлетворённости жизнью, улучшение самочувствия и мистические переживания или трансцендентное состояние (Griffiths et al. 2011). В 1962 году потенциал псилоцибина для активизации религиозно-мистических переживаний изучили в часовне Бостонского университета. Эксперимент под названием «Страстная пятница» возглавил Уолтер Панке в сотрудничестве с Тимом Лири. Они исследовали, как повлияют большие дозы псилоцибина в плане религиозных переживаний на религиозно предрасположенных субъектов в религиозной обстановке. Добровольцами выступили студенты-богословы. Одна половина из них получила дозу 30 мг псилоцибина, а вторая – физиологически активное плацебо в виде никотиновой кислоты. Рик Доблин провёл 25 лет, развивая это исследование, и выявил, что почти все испытуемые, которые получали псилоцибин, описали свои впечатления «подлинно мистическими и одними из самых ярких моментов в своей духовной жизни». Это исследование отбросило сомнения по поводу того, что мистические переживания, катализируемые препаратами, могут уступать немедикаментозным мистическим впечатлениям, их непосредственному содержанию и долгосрочному эффекту (Doblin 1991). Эту точку зрения разделяет клинический психолог Уильям А. Ричардс, который в 2007 году заявил, что «использование гриба может представлять собой технологию для вызывания сакрального откровения, которая похожа, если не идентична, тем, что происходят через так называемые спонтанные изменения в химии мозга» (Richards 2008).

Открытость как один из пяти критериев личности можно значительно изменить в долгосрочной перспективе путём однократного приёма дозы псилоцибина, особенно если у человека присутствуют мистические переживания во время применения (Griffiths et al. 2011). Это представляет большой интерес, так как ранее считали, что к 30-ти годам ядро личности сформировано и неизменно, а с возрастом открытость, как полагают, снижается. Очевидно, псилоцибин может влиять на нейропластичность мозга. Такие изменения в личности сохранялись на протяжении 14 месяцев после сеанса, и, похоже, дольше (Griffiths et al. 2011). Открытость охватывает такие личностные черты, как признательность за новые впечатления, широта воображения, нахождение ценности в эстетике, эмоциональность, любопытство и творчество, повышенная жажда знаний (MacLean et al. 2011).

Psilotsibin nauka o volshebnyh gribah 1

Ныне настало захватывающее время для изучения псилоцибина. В последние годы появилось множество исследований. Это указывает на то, что в научных кругах начинает рассеиваться антипсиходелическая пропаганда, распространившаяся в 1960-х годах. Теперь в распоряжении учёных передовые технологии, например, МРТ, что помогает им в работе и повышает точность и широту выводов. Продолжаются исследования во многих областях и в то же время открываются новые перспективы. Дэвид Натт и его команда из Имперского колледжа Лондона проводит исследование эффективности псилоцибина для лечения депрессии, опираясь на свои предыдущие работы. Недавно завершилось предварительное исследование в Университете Джонса Хопкинса, США, где изучают воздействие псилоцибина на поведение, психику и функции мозга у долгосрочно медитирующих людей.

Человечество использует псилоцибин на протяжении многих тысячелетий. В течение долгого времени его почитали за мощные целебные свойства. Современная наука стремится изучить это удивительное и многогранное вещество, чтобы лучше использовать его огромную мощь для лечения людей.

Источники:

• Bogenschutz, M.P., Forcehimes, A.A., Pommy, J.A., Wilcox, C.E., Barbosa, P. & Strassman, R.J. (2015) Psilocybin-assisted treatment for alcohol dependence: A proof-of-concept study. Journal of Psychopharmacology. In Press.

• Canales, J.J. (2013) Deficient plasticity in the hippocampus and the spiral of addiction: focus on adult neurogenesis. Current Topics in Behavioural Neuroscience, 15, 293-312.

• Catlow, B.J., Song, S., Paredes, D.A., Kirstein, C.L. & Sanchez-Ramos, J. (2013) Effects of psilocybin on hippocampal neurogenesis and extinction of trace fear conditioning. Experimental Brain Research, 228, (4), 481-491.

• Carhart-Harris, R.L., Erritzoe, D., Williams, T. Stone, J.M., Reed, L.J., Colasanti, A., Tyacke, R.J., Leech, R., Malizia, A.L., Murphy, K., Hobden, P., Evans, J., Fielding, A., Wise, R.G. & Nutt, D.J. (2012) Neural correlates of the psychedelic state as determined by fMRI studies with psilocybin. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 109, 2138-2143.

• Carhart-Harris, R.L., Leech, R., Williams, T.M., Erritzoe, D., Abbasi, N., Bargiotas, T., Hobden, P., Sharp, D.J., Evans, J., Feilding, A., Wise, R.G. & Nutt, D.J. (2012) Implications for psychedelic-assisted psychotherapy: functional magnetic resonance imaging study with psilocybin. The British Journal of Psychiatry, 200, (3), 238-244.

• Doblin, R. (1991) “Pahnke’s Good Friday Experiment”: a long-term follow up and methodological critique. Journal of Transpersonal Psychology, 23, (1), 1-25.

• Griffiths, R.R., Johnson, M.W., Richards, W.A., McCann, U. & Jesse, R. (2011) Psilocybin occasioned mystical-type experiences: Immediate and persisting dose-related effects. Psychopharmacology (Berl), 218, 649-665.

• Grob, C.S., Danforth, A.L., Chopra, G.S., Hagerty, M., McKay, C.R., Halberstadt, A.L. & Greer, G.R. (2011) Pilot study of psilocybin treatment for anxiety in patients with advanced-stage cancer. Archives of General Psychiatry, 68, (1), 71-78.

• Halberstadt, A.L. & Geyer, M.A. (2011). Multiple receptors contribute to the behavioural effects of indoleamine hallucinogens. Neuropharmacology, 61, (3), 364–81.

• Johnson, M.W., Garcia-Romeu, A., Cosimano, M.P. & Griffiths, R.R. (2014) Pilot study of the 5-HT2AR agonist psilocybin in the treatment of tobacco addiction. Journal of Psychopharmacology, 28, (11), 983-992.

• Millay, J. (1999) Multidimensional Mind: Remote Viewing in Hyperspace. North Atlantic Books, Berkeley, California, USA.

• Kellner M. (2010). Drug treatment of obsessive-compulsive disorder. Dialogues in Clinical Neuroscience, 12, (2), 187–97.

• Kraehenmann, R., Preller, K.H., Scheidegger, M. Pokorny, T., Bosch, O.G., Seifritz, E. & Vollenweider, F. X. (2014) Psilocybin-Induced Decrease in Amygdala Reactivity Correlates with Enhanced Positive Mood in Healthy Volunteers. Biological Psychiatry. In Press.

• MacLean, K.A., Johnson, M.W. & Griffiths, R.R. (2011) Mystical experiences occasioned by the hallucinogen psilocybin lead to increases in the personality domain of openness. Journal of Psychopharmacology, 25, (11), 1453-1461.

• Moreno, F.A., Wiegand, C.B., Taitano, K. & Delgado, P.L. (2006) Safety, Tolerability, and Efficacy of Psilocybin in 9 Patients With Obsessive-Compulsive Disorder. The Journal of Clinical Psychiatry, 67, 1735-1740.

• Petri, G., Expert, P., Terkheimer, F., Carhart-Harris, R., Nutt, D., Hellyer, P.J. & Vaccarino, F. (2014) Homological scaffolds of brain functional networks. Journal of the Royal Society Interface, 11, (101), e20140873.

• Richards, W.A. (2008) The phenomenology and potential religious import of states of consciousness facilitated by psilocybin. Archive for the Psychology of Religion, 30, (1), 189-199.

• Shin, L.M., Rauch, S.L. & Pitman, R. K. (2006) Amygdala, Medial Prefrontal Cortex, and Hippocampal Function in PTSD. Annals of the New York Academy of Sciences, 1071, 67-79.

• Sun-Edelstein C, Mauskop A. (2011). "Alternative headache treatments: nutraceuticals, behavioral and physical treatments". Headache: the Journal of Head and Face Pain, 51, (3), 469–83.

• Tagliazucchi, E., Carhart-Harris, R., Leech, R., Nutt, D. & Chialvo, D.R. (2014) Enhanced repertoire of brain dynamical states during the psychedelic experience. Human Brain Mapping. In Press.

• Vollenweider, F.X. & Kometer, M. (2010) The neurobiology of psychedelic drugs: implications for the treatment of mood disorders. Nature Reviews Neuroscience, 11, (9), 642–51.

• Vollenweider, F.X., Leenders, K.L., Scharfetter, C., Maguire, P., Stadelmann, O. & Angst, J. (1997) Positron Emission Tomography and Fluorodeoxyglucose Studies of Metabolic Hyperfrontality and Psychopathology in the Psilocybin Model of Psychosis. Neuropsychopharmacology, 16, (5), 357-372.

• Vollenweider, F.X., Vontobel, P., Hell, D. & Leenders, K.L. 5-HT Modulation of Dopamine Release in Basal Ganglia in Psilocybin-Induced Psychosis in Man-A PET Study with [11C]raclopride. Neuropsychopharmacology, 20, (5), 424-433.

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Комментарии
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.