Первый компьютерный вирус в Интернете - Червь Морриса

Первый компьютерный вирус в Интернете - Червь Морриса

Первым подвергся заражению компьютер MIT. Это произошло 2 ноября 1988 года около 8 часов вечера. В течение нескольких часов и в следующее утро, по оценкам экспертов, 10% всех машин, подключенных к сети Интернет, зависли, оказавшись зараженными несколькими копиями таинственной программы.

 

Лишь спустя несколько дней специалистам удалось определить источник проблемы. Это бы первый в мире своего рода компьютерный червь, который в субботу отметил свое 25-летие.

Как выяснилось, создатель червя это вовсе не советский кибер-преступник. Им оказался 23-летний студент, который допустил несколько важных ошибок в кодировании. Его имя Роберт Тэппэн Моррис (Robert Tappan Morris). Начинающий гений запустил то, что он не смог контролировать, чем привлек к себе массу внимания.


"Ранним утром 3-го ноября - действительно рано - я попытался войти в сеть, чтобы проверь свою электронную почту, но мне это не удалось", - говорит Джин Спаффорд (Gene Spafford), профессор информатики в Университете Пердью и один из немногих экспертов, которые подошли к анализу и демонтированию червя в течение нескольких часов после его запуска. "Тогда я залез в систему, чтобы определить, что не так с сервером и при этом обнаружил проблемы с программным обеспечением".

Возникшие неполадки были, конечно, последствиями вторжения червя Морриса. Его ничем не сдерживаемое самовоспроизведение привело к краху компьютерной системы. Все произошло быстро. Вирус проник в компьютеры лабораторий, школ и государственных учреждений, расположенных по всей стране.

В ответ на чрезвычайную ситуацию Spaf оперативно создал два отдельных списка с рассылкой: один местный (для администраторов и преподавателей), а другой, называемый Фаговым списком, для тех, кто занимался вопросами о взломе информацию. Список Фага стал жизненно важным ресурсом, через который пользователи Интернета могли понять червя, оставаться в курсе последних новостей и обсуждать более широкие проблемы безопасности.

Однажды пришло сообщение из анонимного источника. В послании говорилось "я сожалею". Здесь же перечислялись способы предотвращения дальнейшего распространения червя. Источником был друг Морриса в Гарвардском университете по имени Andy Sudduth, через которого решил обратиться сам «хакер».

Интернет в 1988 году

"Интернет в то время был очень свободным. Безопасность не вызывала серьезной озабоченности", - рассказывает Микко Хиппонен (Mikko Hypponen), главный научный сотрудник финской антивирусной компании F-Secure.

В 1988 году общее число компьютеров, подключенных к сети Интернет, колебалось в районе от 65 000 до 70 000 машин. Хотя Интернету в то время было уже около 15 лет, он использовался в первую очередь в академических, военных и правительственных структурах.

"Я не скажу, что мы всем доверяли, но в целом никто не пакостничал и не наносил никакого вреда", - сообщает Спаф. "Мы жили в районе, где было много людей, но вы могли оставлять свои двери открытыми, не боясь поджигателей".

Администраторы считают, что недостатки методов обеспечения безопасности в значительной степени соответствовали характеру интернет-сообщества на тот момент времени. Работа Морриса стремительно воспользовалась этой уязвимостью.

Компьютерный червь

Экономические потери, вызванные эффектом червя, варьировали в зависимости от расположения и глубины заражения. По оценкам Калифорнийского университета в Беркли, для очистки учреждения от вируса потребовалось 20 дней работы. Во время слушанья против Морриса судья огласил, что: "Ориентировочная стоимость антивирусных работ на каждой установке колеблется в диапазоне от 200 до более 53 000 долларов".

По некоторым оценкам общая стоимость ущерба от червя Морриса составила от 250 000 до 96 миллионов долларов.

"Все люди знали в то время, что компьютеры выключались (закрывались)", - говорит Марк Раш (Mark Rasch), федеральный обвинитель на суде против Морриса в Соединенных Штатах. "Возникла определенная степень паники и неразберихи в связи с характером того, как распространяется червь".

Не смотря на то, что вирус был сложным, широко распространяющимся и весьма разрушительным, он не был запрограммирован на уничтожение или удаление чего-либо, и он этого не делал. Вся его разрушительная сила связана с его стремительным самовоспроизведением. Из-за ошибки создателя он сам себя копировал и чем быстрее он это делал, тем медленнее и сложнее работала сеть, машина зависала. Менее чем через 90 минут с момента заражения червь делал зараженную систему непригодной для использования.

"Программное обеспечение было написано для распространения. Я не думаю, что он намеревался причинить ущерб. Это было, скорее всего, случайно либо непреднамеренно", - говорит Спаффорд.

По мнению большинства, Моррис не ожидал, что червь будет копироваться и распространяться так быстро. Из-за ошибки кодирования вирус заражал компьютеры намного быстрее и более публично, чем, скорее всего, было предназначено. Похоже, Моррис допустил "колоссальную" ошибку.

Morris-Worm
Изображение: Flickr, Intel Free Press

Министерство обороны заподозрило в атаке россиян.
"По правде говоря, реакция на это нападение варьировала от легкого раздражения до предположения о наступлении конца света", - говорит Раш. "Были и такие, кто думал, что это прелюдия к мировой войне, полагали, что это попытка со стороны Советского Союза завязать кибер-войну и запустить ядерное оружие".

Мотивация вирусописателя 

Если червь не был направлен на повреждение или кражу, что побудило Морриса? Некоторые полагают, что он хотел привлечь внимание к недостаткам безопасности. Таково мнение и Спаффорда.

"Но недостатки, которые в этом были, он мог бы отметить и другими способами", - говорит он. "Я бы никогда не купился на идею, что ты должен сжечь здание до фундамента, чтобы показать, что оно воспламеняющееся".

Согласно Rasch, Министерство юстиции в то время не имело более согласованного мотива, чем "потому что это можно сделать".

"Это было частично вызвано любопытством и, возможно, определенным высокомерием", - говорит Спаф, который признает, что никогда нельзя быть уверенным в мотиве. "Он молчал обо всем этом в течение последних 25 лет. Кстати, он стал жить своей жизнью и сделал очень хорошую карьеру".

Моррис в конечном итоге признался в создании червя. Процесс по его делу стал первым федеральным случаем о компьютерном преступлении.

Суд

Морриса признали виновным в компьютерном мошенничестве и злоупотреблении. Его приговорили к 400 часам общественных работ, оштрафовали на 10 050 долларов и условно лишили свободы на три года. Многие, в том числе Спаффорд, посчитали, что его уголовное преступление осудили слишком сурово.

"Я никогда не был согласен с тем, что это преступление. Думаю, определение «проступок» было бы гораздо более уместным", - говорит он. "Многое из этого было непреднамеренным".

Дебаты между тем, уголовное ли это преступление или административный проступок, были строгими. Моррис начал свои показания со слов: "Я сделал это и я сожалею".

Злодеяние, говорит Раш, четко подпадало под положение о преступлении. Но общее мнение всех сторон сводилось к тому, что Моррис не был преступником. Он был тем, кто совершил преступление.

Результат

Год спустя Спаффорд выхлопотал президентское помилование для Морриса. Поведение последнего и изменяющаяся природа компьютерного преступления убедила многих в том, что преступление Морриса не такое уж и тяжкое.

"Я не только поддерживаю его прощение, если бы он меня попросил, я бы представлял его интересы в поисках прощения", - говорит Раш. "Нужно ли ему уголовное преступление в его биографии? Нет. Нужно ли ему ограничение гражданских прав и свобод, связанных с уголовным преступлением? Нет. Он реабилитирован? Я думаю, он был реабилитирован в течение часа после запуска червя".

"Я уверен, что Роберт Моррис не самый любимый человек в мире, но я не хочу, чтобы его чрезмерно преследовали".

Случай с «червем Морриса» привел к созданию CERT и в корне изменил взгляды на безопасность для пользователей Интернета. В то время, когда широкая общественность в основном не имела представления об Интернете, его преступление подняло эту тему на передний план национальной дискуссии. Не многие оправдывают его действия, но никто не сомневается в том, что Моррис повлиял на онлайн эволюцию.

"Он не злой гений, потому что он и не злой, и не гений", - говорит Раш. "Он просто очень умный парень, написавший программу, которая сделала очень многое из того, что он хотел сделать, - за исключением одной ошибки".

 

Подготовлено по материалам: mashable.com

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Комментарии
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.