«Отвращение к потере»: почему мы чувствительнее к убыткам, чем к выигрышам того же размера

«Отвращение к потере»: почему мы чувствительнее к убыткам, чем к выигрышам того же размера

Что такое «отвращение к потере», почему убытки имеют на нас гораздо большее психологическое воздействие, чем приобретения того же размера, и что происходит в моменты выигрыша или проигрыша в нашем мозге? Профессор психологии из Стэнфорда Рассел А. Полдрак кратко объясняет.

Представьте себе такой сценарий: друг предлагает подкинуть монету и отдать вам $ 20, если она упадет решкой вверх. Если выпадет орёл, то вы отдадите ему 20$. Вы бы приняли такие условия? Для большинства из нас для решения пойти на риск необходимо, чтобы сумма, которую мы могли бы выиграть, была по крайней мере вдвое больше, чем сумма, которую мы можем потерять. Эта тенденция называется «отвращение к потере» и отражает идею, согласно которой потери имеют гораздо большее психологическое воздействие, чем прибыль того же размера.

Так почему же мы более чувствительны к потерям? В 1979 году психологи Амос Тверски и Дэниел Канеман разработали успешную модель поведения, называемую «теория перспектив», используя принципы неприятия к потерям, чтобы объяснить, как люди оценивают неопределенность. Совсем недавно психологи и нейробиологи открыли, как отвращение к потере может работать на нейронном уровне. В 2007 году я и мои коллеги обнаружили, что области мозга, которые реагируют на ценности и награды, сильнее подавляются, когда мы оцениваем потенциальную потерю, при этом они активируются, когда мы оцениваем выигрыш того же размера.

В ходе исследования мы провели мониторинг активности мозга, пока участники решали, согласиться ли им на азартную игру с реальными деньгами. Мы обнаружили у участников повышенную активность в нейронных сетях, связанных с наградой, во время того, как вознаграждение увеличивалось, и снижение активности в тех же схемах, когда потенциальные потери возрастали. Пожалуй, наиболее интересным оказался тот факт, что реакции в мозге испытуемых были гораздо сильнее в ответ на возможные потери, чем на прибыль – это явление мы окрестили термином «нейронное неприятие потерь». Мы также обнаружили, что люди демонстрируют различную степень чувствительности к неприятию потерь, и эти обширные нейронные ответы предсказывают различия в их поведении. Например, люди с сильной нейронной чувствительностью и к потерям, и к выигрышам, более склонны к риску.

Другая теория состоит в том, что потери могут вызывать большую активность в областях мозга, которые обрабатывают эмоции, например, в островке и миндалевидном теле. Нейробиологи Бенедетто де Мартино, Ральф Адольфс и Колин Камерер, изучавшие двух людей с редким поражением миндалины и обнаружившие, что ни у кого не проявляется отвращение к потерям, предположили, что миндалина играет ключевую роль. Большое исследование 2013-го года итальянского нейроученого Николы Канесса и его коллег подтвердило наши первоначальные выводы, а также показало, что активность в островковой зоне увеличивается, пока возрастают потенциальные потери. Вероятно, взятые вместе, эти данные помогут объяснить отвращение к потерям, но понимание того, как именно эти различные нейронные процессы работают у разных людей в разных ситуациях, требуют дальнейшего изучения.

По материалам: Monocler.
Источник: «What Is Loss Aversion?»/Scientific American.
Изображение: Иероним Босх «Фокусник» 1475-1480.

Получайте самые свежие публикации в папку "Входящие"

Комментарии
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.